ФЭНДОМ


Spice and Wolf (Ранобе, Том 6)

Оригинальная  Англоязычная 

Дата выпуска 10 декабря 2007 года
Автор Исуна Хасэкура
Автор перевода Ushwood
Персонажи на обложке Хоро
Выпуски


Spice and Wolf (Ранобе, Том 6) - шестая часть серии лайт-новел "Волчица и пряности".

Код тома:

РазворотыПравить

ПрологПравить

Хоро неслась широкими шагами. С силой впечатывала каждый шаг в брусчатку, словно стремясь проделать в ней вмятину. Обычно Лоуренсу приходилось замедлять шаг, чтобы приноровиться к Хоро, но на этот раз она была впереди.

В городе царил полный хаос. Лоуренс с Хоро неслись сквозь бурлящую толпу, и Хоро держала Лоуренса за руку, чтобы тот не отставал. Впрочем, если взглянуть под другим углом, в них можно было увидеть добросердечную монахиню, держащую за руку бедного торговца, чтобы защитить его от нападок буйствующей толпы.

Но истина была совсем иной. Ладонь Хоро уже оставила четкий отпечаток на правой щеке Лоуренса, причем ровно там, куда его уже ударили незадолго до того.

– Быстрее. Шевели ногами!

Сейчас Хоро никак нельзя было назвать добросердечной. Она безжалостно тянула Лоуренса вперед, ругая его всякий раз, когда он пытался замедлить шаг. Лицо у нее было такое, точно прямо перед ней на пол уронили глазированный медом малиновый пирог, предназначенный ей на десерт. Но Лоуренс и слова вставить не мог.

Хоро явно не нравилось быть «ограбленной». И не то чтобы Лоуренс мог сердиться на нее за это. Он прекрасно понимал, насколько она сейчас зла – в первую очередь, на саму себя. Но он же сражался только что с Ив за свою жизнь – с Ив, жажда которой обогатиться на ренозских мехах и оставила рану на лице Лоуренса. А сразу после драки был еще трогательный и страстный разговор с Хоро. Как ни взгляни, а ему нужно было отдохнуть.

– Может, все-таки чуть-чуть помедленнее, а?

Каких-то серьезных ран он избежал и от потери крови не страдал тоже, но тем не менее никогда еще он не чувствовал себя таким выжатым. Драка с Ив вымотала его. Ноги казались тяжелыми, точно железные. Руки болтались неуклюже, как у деревянной куклы. Уж конечно, не было нужды так спешить. Это все, что Лоуренс имел в виду; однако Хоро повернулась и впилась в него глазами, словно наполненными пылающим маслом.

– Медленнее? Помедленнее, ты сказал? Значит, ты шел медленно, когда возвращался ко мне?

Реноз бушевал; даже если бы Хоро выкрикнула эти слова во все горло, никто бы и глазом не моргнул.

– Нет… к тебе я бежал!

Хоро не ответила. Она продолжила шагать вперед, всем видом говоря: «Вот и утихни. Эта наша скорость – все-таки не бег». Поскольку она по-прежнему держала Лоуренса за руку, у того не было выбора, кроме как идти за ней.

После того как Лоуренс вернулся в торговый дом Делинка и уговорил Хоро продолжить путешествовать вместе, они открыли двери рука об руку. И они не просто держались за руки, но и переплелись пальцами – крепко связавшись друг с другом.

И именно поэтому у Лоуренса не было выбора, кроме как следовать за Хоро. Она неслась вперед – и он за ней. Потому что стоило ему замедлиться, как от рывка Хоро все его тело молнией пронзала боль. Так они продвигались, пока не добрались до постоялого двора Арольда.

– Прочь с дороги!

У входа на постоялый двор собрались несколько торговцев пообсуждать ситуацию в городе. Наорав на них, Хоро влетела в дверь. Торговцы разошлись в стороны, ошеломленные ее напором, и уставились на новоприбывших. «В их следующий визит они это запомнят», – встревоженно подумал про себя Лоуренс.

– Где этот старый пень?

За столом, где обычно сидел и пил Арольд, устроились двое мужчин – по виду, бродячие плотники.

– Старый… пень?

– Бородатый старикашка! Владелец этого заведения! Где он?!

Оба мужчины на вид были раза в три старше Хоро, но, съежившись под ее гневом, переглянулись, потом один ответил:

– Мы не знаем… нас всего лишь попросили присмотреть за этим местом.

– Аууууу! – взвыла Хоро. Мужчин охватил страх. Даже Лоуренс, и тот отступил на шаг. На случай если они увидят ее клыки, он уже заготовил историю: что у любой женщины, если ее достаточно сильно разозлить, как будто бы вырастают клыки.

– Сбежал с этой лисой… они что, думают, что могут обмануть нас и не поплатиться за это? Ты! За мной!

Крикнув на Лоуренса, Хоро потянула его вверх по лестнице. Двое лишь молча таращились им вслед. Когда мы скроемся из виду, подумал Лоуренс, они небось еще долго будут недоуменно смотреть друг на друга. Довольно забавно было представлять себе их лица.

Была лишь одна причина, почему Арольда – владельца постоялого двора – могло не быть на месте. Он присоединился к Ив на опасном пути, на который отказался встать Лоуренс: вниз по реке. Затем Ив отправится в какой-нибудь другой порт продавать меха, а Арольд двинется в паломничество на юг. Он был из тех, кто говорит мало, и что им движет, не знал никто. Ну, с учетом его близкого и долгого знакомства с Ив, возможно, они друг друга вполне понимали.

Но человек жаждет обзавестись местом, которое мог бы называть домом. И чем дольше он там живет, тем ему уютнее. И этот старый, побитый временем постоялый двор был домом Арольда с тех дней, когда здесь еще была кожевенная мастерская. Несомненно, у старика были очень серьезные причины оставить здешний уют и положиться на Ив.

Те, кто прожил долгую жизнь, – как Хоро, – перевидали много всего и приняли множество решений. И все же иногда хочется просто положить свою жизнь на чашу громадных весов, именуемых «миром», и посмотреть, в какую сторону она наклонится. По правде сказать, именно поэтому Лоуренс вернулся к Хоро в Торговый дом Делинка. И именно поэтому сейчас он потянул Хоро на себя, едва они вошли к себе в комнату. Хоро развернулась к нему.

– Я должен спросить у тебя кое-что.

Не ожидая подобных действий от Лоуренса, Хоро невольно прильнула к нему. На мгновение ее лицо приобрело нормальное выражение – неуверенное и в то же время целеустремленное. Она явно была озадачена.

– Что ты собираешься делать?

Разумеется, лицо Мудрой волчицы успело вернуться к прежнему, разъяренному выражению еще до того, как Лоуренс задал вопрос.

– Ты спрашиваешь, что я собираюсь делать?

Совершенно очевидно, что она еле сдерживалась, чтобы не выпалить что-то вроде «Я собираюсь перегрызть тебе горло за дурацкие вопросы!» Лоуренс, однако, не испугался. Он поднял их по-прежнему сцепленные руки и стер с губы Хоро каплю его крови, недоумевая, как она вообще туда попала. Маска гнева медленно сползала с лица Хоро. Волчица отчаянно старалась взять эмоции под контроль; но получалось у нее неважно.

– Ээ… если мы собираемся покинуть город, мы должны как следует спланировать наше путешествие.

– Ты… ты смеешь говорить о планах?!

Выражение лица Хоро становилось все более непонятным. Похоже, она сама не могла понять, почему она рычит на Лоуренса.

– Нам нужна четкая цель.

– Четкая цель? Ты хочешь сказать, что ты не хочешь догнать эту лису и вернуть свои деньги?

Хоро угрожающе придвинула свое лицо к лицу Лоуренса; впрочем, для этого ей пришлось задрать голову. Результат оказался похож не столько на угрозу, сколько на безмолвную просьбу «Обними меня». Но Лоуренс не рискнул попробовать, предчувствуя, что иначе его бы просто вышвырнули из окна.

– Эта лиса… Ив? Ты имеешь в виду, отомстить ей?

– Ну конечно! Она лгала нам, потом исчезла, и за ней немаленький должок. Ее надо наказать!

– Как тогда, с Ремарио и золотом?

Хоро кивнула, но головы не подняла. Похоже, она старалась восстановить самообладание. Ремарио их полностью предал. Но сейчас та же история или нет? Да, Лоуренс попался в ловушку Ив, но, если рассуждать разумно, это была его вина. То, что он сейчас с Хоро, означает, что он отказался от плана Ив. Фактически, Лоуренс чувствовал, что он избежал участия в безумном плане Ив – все указывало на то, что она идет против здешней церкви, а церковники, Лоуренс знал, такого не прощают.

Город погрузился в смуту именно из-за вмешательства церкви. Здесь царил полный хаос. Именно сейчас церковники были заняты попытками справиться с ситуацией – они ведь стремились усилить свое влияние в городе. Кроме того, Ив была не единственной, кто покупал меха, чтобы перепродать их на юге, – чтобы это понять, хватало одного взгляда на порт. Значит, план церкви прошел не так гладко, как они рассчитывали. Они не могли сейчас полностью сосредоточиться на Ив. Возможно, они даже предпочли оставить ее пока что в покое и заняться своими проблемами. Ну а потом они, вполне естественно, придут за Лоуренсом, ее сообщником.

Очевидно, Ив сделала рискованную ставку и выиграла. Для Лоуренса пытаться обогатиться на этих мехах было совершенно неуместно. Именно поэтому он и вышел из сделки и предпочел вложить деньги в Хоро. Пытаться выгадать что-либо от рискованной игры Ив было просто неразумно. И, конечно, Хоро была достаточно мудра, чтобы все это понимать. Но несмотря на это, она говорила с Лоуренсом сурово. Она прекрасно понимала, что просто упрямится – а на самом-то деле злится на саму себя. Так что в их споре она была в заведомо невыгодной позиции. И все равно она огрызалась.

– А тебя самого-то это устраивает? Мы от нее отстаем!

Видя полную невозможность продолжать атаку, Хоро сменила тему. Лоуренс отвернулся и с убитым видом кивнул, словно говоря: «Твой гнев мне не победить». Однако его ответ не был ответом побежденного.

– В общем, конечно, не устраивает. Но, по правде говоря, мы в тупике.

– Что значит в тупике?

И вновь начался хитросплетенный спор, вызванный вовсе не недоверием, но нежеланием обоих признать поражение. Похоже, Лоуренс и Хоро были просто созданы для подобных игр.

– Боюсь, Ив спланировала все очень далеко вперед. Неслучайно она так быстро нашла лодку. Мы ведь даже не сможем за ней на лошадях погнаться – в конюшнях тоже хаос. Мы ее просто не догоним.

– А твоя лошадь?

– Мой жеребчик? Боюсь, если заставить его бежать быстро, он далеко не убежит. Все-таки скаковые лошади отличаются от ломовиков, которых запрягают в повозки.

После этих слов Хоро опустила очи долу, погрузившись в раздумье. Конечно, Лоуренс не упомянул очевидного решения. Хоро ведь сама сказала в Торговом доме Делинка: в волчьем обличье она быстрее кого угодно.

– Более того, Ив, похоже, и с продавцом заранее договорилась. Она очень тщательно все спланировала, чтобы всегда оставаться на шаг вперед Церкви. Ее план бегства совершенен.

Лоуренс не преувеличивал. Она могла бежать по суше или по воде. На суше ее можно было нагнать, но на реке? Исключено. Все зависело от места назначения, конечно, но в целом путешествие вниз по реке шло впятеро быстрее, чем по суше.

Однако Хоро не желала признавать поражение.

– Все равно я не смирюсь. Я должна ее поймать, иначе я не успокоюсь.

Даже будучи не в силах что-либо сделать, она просто не могла сдаться. Она желала догнать Ив наполовину из чистой ненависти, наполовину – безо всяких причин вообще. И этого было для нее вполне достаточно, чтобы злиться на себя.

Хоро говорила Лоуренсу, что хочет завершить их совместное путешествие прежде, чем их постепенно улучшающиеся отношения начнут прокисать. Когда он это услышал, он понял наконец ход ее мыслей. Вечного счастья не бывает; их путешествие не может длиться без конца. Но Лоуренс все равно хотел, чтобы они с Хоро распрощались улыбаясь.

Конечно, он хотел продлить путешествие как можно дальше… ведь человек продолжает пить, даже когда уже пьян. Рано или поздно страх Хоро обратится в явь. Но все-таки он желал оставаться с Хоро хотя бы до ее родного города. И поэтому он вернулся в Торговый дом Делинка и взял ее за руку.

После их разговора у Делинка высказывать эти мысли вслух уже не было надобности. Пусть эти мысли останутся у них в сердцах, невысказанными. Отвлечение от цели путешествия отложит расставание на какое-то время. И поэтому Лоуренс ответил:

– Да, ты права…

– Э? Ты согласен?

На лице Хоро были написаны счастье и гнев одновременно. Ну и выражение, прошептал про себя Лоуренс.

– По правде сказать, мне надо долг один вернуть.

Ив оставила Лоуренсу купчую на постоялый двор Арольда, когда осознала, что совместной сделки с Лоуренсом не получится. Это позволило Лоуренсу выкупить Хоро у людей Делинка. Но, разумеется, стоимость постоялого двора определили люди из Торгового дома. И этой стоимости оказалось не вполне достаточно. Тем не менее, желая укрепить свои отношения с Ив – аристократкой, как-никак, – они решили списать незначительную разницу. По крайней мере так они сказали Лоуренсу. Однако любой, даже самый маленький долг может быть использован в будущем. В мире торговли подобные вещи обладают ошеломляющей силой. Так что Лоуренс решил, что разницу необходимо вернуть.

И это, разумеется, был долг. Принять на себя этот долг было для него непросто, но он решил, что если это ради счастья Хоро, то пускай.

– Да, и еще у тебя шла кровь. Им придется крепко заучить, что каждый, кто ранит моего спутника, ранит и меня.

Лоуренс с трудом удержался от того, чтобы спросить: «А кто совсем недавно отвесил своему спутнику затрещину?»

– Так значит… погонимся?

– Да. Давнееенько я не охотилась.

Хоро зловеще улыбнулась, но в ее словах не было привычной силы. Возможно, она тоже испытала облегчение, найдя удобный повод продлить путешествие и не выдав при этом своих истинных чувств. С того раза, как Лоуренс и Хоро угодили в гущу заговора с отравленным зерном, они жаждали найти такой повод. Конечно, это было невероятно наивно с их стороны – но это больше не имело значения. Люди меняются, но недоговоренность между Лоуренсом и Хоро оставалась неизменной.

– Но…

Хоро встревоженно подняла голову.

– …Я торговец. Моя честь для меня важна, конечно, но я не рыцарь, который может заработать на жизнь одной лишь честью. Если из-за этой сделки я потеряю слишком много денег, мне придется отступить. Я хочу, чтобы ты это поняла.

Лоуренс был готов приостановить свою торговую деятельность до лета, но если их путешествие продлится дольше, это будет уже неприятно. В конце концов, для торговли нужно, чтобы было с кем торговать. Лоуренс не может выживать сам по себе. Ну, разумеется, если Хоро пожелает остаться с ним и дальше, это будет совсем другое дело.

– Я отправляюсь ради тебя. Если ты этого желал, я могу сказать лишь «да».

Странный ответ, но тем не менее Лоуренс кивнул, показывая, что ценит ее чуткость.

– Теперь на душе легче.

Ухо Хоро дернулось. Возможно, от удовольствия, которое ей доставляла их глупая болтовня, а может, от того, что пора расставания откладывалась. Да, скорее всего, и от того, и от другого.

– Так как же мы будем гнаться?

– На повозке, разумеется.

– Но это займет пять дней… ты вытерпишь?

Хоро очень устала от дороги и была очень раздражительна, когда они приехали в Реноз; поездка была просто ужасной. Если зимой путешествовать в повозке, не отдыхая, то и заболеть недолго. Чего Лоуренсу совершенно не хотелось.

Как он и ожидал, лицо Хоро помрачнело.

– Угг… пять дней подряд на повозке?

– По пути будут мелкие городки и деревушки. Может, даже постоялые дворы попадутся; но сомневаюсь, что там нам будет уютно.

Устраиваться на ночлег в придорожных церквушках было бы одно удовольствие, но едва ли здесь встречались подобные строения. Скорее всего, им встретятся лишь мелкие постоялые дворы да ночлежки. Трудно будет отдохнуть, ночуя в таких хибарах рядом с другими путешественниками, среди которых могут оказаться и воры.

– Тогда… что насчет реки?

– Реки?

– Мм. Если лиса отправилась вниз по реке, мы должны сделать то же самое. Это самое разумное.

Значит, Хоро все-таки хочет воспользоваться лодкой, подумал Лоуренс. Он вспомнил, как они шли через порт, держась за руки, и задумался. Во время нынешних городских беспорядков никто не согласится подвезти путников на лодке.

– Не уверен, что для нас найдется лодка…

– Ты просто обязан ее найти! – с жаром воскликнула Хоро, взмахнув своей и лоуренсовой сцепленными руками. Ее глаза горели безумным огнем. Лоуренса захлестнуло волной ужаса. Чутье подсказывало ему, что надо бежать, но вырваться от Хоро было невозможно.

– Или ты думаешь, так ты угодишь в беду?

Теперь Хоро смотрела на него обеспокоенно. Похоже, ее беспокойство было искренним. Лоуренс отвел глаза.

– Если так, просто скажи. Я собираюсь погнаться за этой лисой ради тебя, но, может, мои мысли сейчас затуманены. Что ты думаешь? Ээй, ты!

Она поднесла ладонь Лоуренса к своей груди. Поневоле он обрадовался, что к Хоро вернулось самообладание; но теперь с ней было совершенно невозможно справиться – у нее появилось новое оружие. Вся такая застенчивая на вид, она потупилась. И, уже зная, что надвигается, Лоуренс мог лишь прошептать: «О Господи, нет…»

– Я так счастлива, что ты меня любишь, но…

– Понял, понял! Мы найдем лодку! Ты довольна?

На лице Хоро появилось выражение притворного удивления, потом она улыбнулась. Она подняла руку Лоуренса ко рту и сделала вид, что целует ее; при этом клыки показались из-за губ. Вполне можно было сказать, что Хоро выиграла этот поединок.

Не было преувеличением считать, что Лоуренс сам загнал себя в опасное положение, но некоторые вещи просто нельзя сказать, не заплатив цену. Раз уж он признался Хоро в любви, причем от всего сердца, теперь он просто не мог ей сопротивляться. Он заключил со своей противницей опасный договор и скрепил его отпечатком своего пальца. Если противница косо ухмыльнется и в шутку скажет, что желает разорвать договор, Лоуренсу останется лишь в ужасе наблюдать. В конце концов, все написанное в этом договоре – чистая правда.

– Ну, значит, ты – пакуй наши вещи и…

Хоро застыла и опустила руку, которой по-прежнему держалась за руку Лоуренса.

– Хмм?

– Чтобы найти лодку, понадобится время, так что сперва купи нам белого хлеба.

Разумеется, Лоуренс запротестовал. Она может спорить сколько захочет, но он, Лоуренс, не отступит. Ему и одной свободной руки достаточно, чтобы цепко держаться за свой кошель.

– Разве я не сказал только что, что я в долгах?!

– Ну, значит, хуже не станет, если ты будешь чуть-чуть больше в долгах?

– Что это еще за логика такая?!

Хоро поджала губки и сердито уставилась на Лоуренса.

– Но я думала, ты меня любишь?

Каким бы страшным ни было оружие противника – приходится сражаться, когда тебя так безжалостно загоняют в угол.

– Да, но деньги я тоже люблю, – хладнокровно ответил он, глядя Хоро прямо в глаза. Хоро в отместку беспощадно наступила ему на ногу.

Глава 1Править

– Эй, с дороги! У нас тут серебро из Имидоры!

– И что с того? Мы первые пришли, так что нечего тут соваться!

Речники переругивались, стоя в своих лодках; вода яростно плескалась вокруг. Ренозский порт напоминал рассерженный улей. Злые вопли перемежались звуками падения чего-то в реку. Поверхность воды, обычно спокойная, казалась почти штормовой.

В нынешней ситуации, похоже, большинство проклятий обрушивалось на лодки, груженные шкурами. Обычно каждой лодкой правил лишь один гребец, но, судя по всему, в погоне за скоростью все торговцы наняли больше. Ведь первые лодки, добравшиеся до ближайшего порта, соберут самые большие доходы.

Лоуренс поневоле загорелся при виде столь яркого проявления соперничества.

– Ты, нет времени глазеть восхищенно. Нам нужна лодка!

– Это просто нелепо… Ты серьезно настаиваешь, что мы должны плыть?

Чтобы найти лодку, которая согласится взять на борт проезжих, понадобится немалая удача. Все лодки поспешно выстраивались в очередь к выходу из порта, как пчелы перед летком улья.

– Ты же сам говорил, что повозкой будет очень долго.

– Ну да, этого я не отрицаю, но…

Трудно было сказать точно, что происходит, но оттуда, где порт выходил в открытую реку, то и дело доносились взрывы ярости. Видимо, вмешивались те, кто не желал вывоза шкур из города.

– Ну что?

– У тебя такой вид, будто ты собираешься передумать.

– Неправда.

Даже ребенок понял бы, что Лоуренс лжет. Хоро, одарив его холодным взглядом, произнесла:

– Тогда почему бы тебе не вынуть голову из облаков и не найти наконец лодку?

Взять лошадь сейчас, разумеется, ни один лодочник не согласится, так что Лоуренс своего жеребца одолжил городской конюшне. И, если глаза его не обманывали, все до единой лошади в городе сейчас были заняты в порту – они перевозили грузы. Даже если он передумает, отправиться в погоню на лошади будет совершенно невозможно.

Кроме того, они ведь направлялись в портовый город Кербе, где практически вся торговля на зиму замирала. Так что у Лоуренса не было оснований жаловаться на упущенные торговые возможности.

В общем, лошади исключаются, окончательно решил он.

– Ладно, ладно. Пойду поищу лодку. А ты возьми вот эти деньги и купи нам еду вон в тех палатках… нужно еды на три дня. Если захочешь купить спиртного – бери чистый спирт.

Лоуренс запустил руку в кошель и достал оттуда две блестящих серебряных монетки.

– А как же белый хлеб?

Хоро достаточно хорошо знала цены на еду, чтобы понять, что еще и на белый хлеб этих денег не хватит.

– Чтобы белый хлеб поднялся, нужна магия, и такая же магия нужна нам, чтобы позволить его себе.

– …

Мольба Лоуренса на постоялом дворе, похоже, была достаточно убедительна: больше Хоро о белом хлебе не заговаривала.

То есть она бы еще поспорила, но сейчас ее интерес привлекло кое-что другое. Она озадаченно подняла голову.

– А почему ты хочешь спирт?

Лоуренс действительно предпочитал более мягкие напитки, такие как вино. И, зная всю наблюдательность Хоро, при мысли, что она спросила из заботы о нем, он был даже немножко рад.

Разумеется, он проглотил свою гордость, прежде чем эти его мысли успели отразиться на лице, и ответил туманно:

– Скоро узнаешь.

Похоже, Хоро не знала, что на это сказать, и потому стукнула его по руке.

– Их я тоже поражу как следует… чтобы получить хорошую скидку на спиртное!

– Только не так больно их поражай.

– Мм. Ладно, встречаемся здесь же?

– Отлично. Оййй!..

Лоуренс замер на середине кивка: щека, распухшая от удара Ив, дала о себе знать. Она приобрела зелено-фиолетовый оттенок, и Лоуренс подумал, не купить ли заодно какое-нибудь лекарство… но при виде участливого выражения лица Хоро передумал. Похоже, быть раненым имело свои достоинства.

– Ты такой честный, что твое лицо можно читать, как открытую книгу.

– В детстве меня учили, что честность – это добродетель.

– И твое взрослое сердце в это верит?

Хоро склонила голову набок и насмешливо ухмыльнулась.

– Нет… оно желает, чтобы меня научили, что честность – это дурость.

Хоро ответила, с трудом сдерживая смех:

– Хмм… ну, люди и впрямь делают тебя жертвой всех своих шуток, потому что ты и есть дурень.

Затем она крутанулась на месте, точно танцовщица, и исчезла в толпе. Лоуренс пожал плечами и, вздохнув, почесал в затылке. Невольно он ухмыльнулся при мысли, как же он наслаждается ее легкомысленностью. Однако подумать приходилось и о другом…

– Неужели мне уже никогда не вернуть обратно поводья моей жизни?

Добро бы он просто передал Хоро расписку – тогда бы он мог безнаказанно отнять ее обратно… даже если бы это означало его полную никчемность. Но…

«Я люблю тебя».

С тех пор, как он сказал Хоро эти слова, как будто уже годы прошли. Ему недоставало искусства обращения со словами, чтобы выразить свои чувства каким-либо иным способом. Он и дышать-то мог с трудом, и щеки казались так туго натянутыми, что он едва говорил.

Результат, конечно, никак нельзя было назвать плохим. У Лоуренса точно тяжесть с груди свалилась. Только было чуть-чуть… да нет, страшно неловко было. Единственное, о чем он сожалел, – что никак не мог стряхнуть с себя ощущение, что в том противостоянии он все равно проиграл.

– В общем, я всего лишь проиграл очередной бой, э? – простонал Лоуренс, самоуничижительно улыбнувшись, и посмотрел туда, куда направилась Хоро. Потом пожал плечами, снова вздохнул и поплелся к причалам.



Лоуренсу повезло сильнее, чем он ожидал: лодка нашлась довольно быстро.

Лодок в порту было битком, но наблюдательный человек вполне мог углядеть среди них те, что, хоть и везли товары, не прочь были прихватить и людей. Лоуренс поговорил с одним из речников, и удача улыбнулась ему. Он ожидал, что плата за проезд будет сильно задрана. Но, как ни странно, лодочник запросил вполне разумные деньги.

Когда Лоуренс упомянул, что путешествует с девушкой, лодочник ухмыльнулся. Лоуренс сделал вид, что не заметил этого, но реакция лодочника лишний раз показала, насколько права была Ив, что притворялась мужчиной.

– Зачем тебе в Кербе? Посреди зимы обратных лодок оттуда не будет.

Звали лодочника Иван Рагуса – непростое для произношения имя. Лоуренс решил, что, судя по имени, он родом откуда-то с северо-западного побережья… возможно, из какой-нибудь нищей деревушки.

Северяне обычно отличаются крепким телосложением и загорелыми лицами; кроме того, они малоразговорчивы и обладают острым взглядом. Но этот лодочник оказался толстяком с громовым голосом и красным – словно он перепил вина – лицом.

– Затем же, зачем все туда хотят: меха.

– О?

Лодочник смерил Лоуренса взглядом, потом склонил голову, так что шея хрустнула.

– Без груза?

– Мой деловой партнер уже отбыл, у него и груз, – насмешливо обронил Лоуренс и указал на свою распухшую щеку. Лодочник расхохотался, став при этом изрядно похожим на раздувшуюся рыбину. Затем, похлопав Лоуренса по плечу, сказал:

– Что ж, такое случается… Так где эта твоя спутница?

– Отошла, покупает еду.

Лоуренс собрался было обшарить взглядом палатки в поисках Хоро, когда ощутил совсем рядом что-то странное в воздухе. Он обернулся… и увидел Хоро, которая словно всегда там и стояла.

– Легка на помине.

– Ой-ой, да она красотка!

Увидев Хоро, речник захлопал в ладоши. Он выкрикнул свои слова так громко, что застал врасплох даже саму Хоро.

У речников часто бывает зычный голос. Для ушей Хоро, которые слышат, даже когда человек хмурит бровь, это, похоже, было чересчур.

– А как ее зовут?..

Он нарочно спросил Лоуренса, предполагая, видимо, что они с Хоро муж и жена. Как непохоже на прямолинейные манеры юного Зэлена при их первой встрече, еще до приключений с участием гильдий Милона и Медиоха.

Через плечо Хоро перекинула большой мешок – скорее всего, с хлебом и прочей пищей, – а в руке держала бочонок. Выглядела она точь-в-точь как монахиня, которую попросили сходить за покупками.

Как обычно, на публике она изображала скромницу, демонстрируя полную покорность и почтение к Лоуренсу. Необходимость подыгрывать ей, зная, что про себя она потешается над Лоуренсом все это время, безумно его раздражала.

– Хоро.

– И имя такое прекрасное! Ну а этот просолившийся старик – повелитель реки Ром Рагуса.

Так ей представился Рагуса, человек, которому Хоро годилась в дочки (по крайней мере по виду); при этом он выпятил грудь и пожал Хоро руку.

– Ну, во всяком случае, безопасность в этой поездке нам обеспечена.

– Почему?

– Как же нам может что-то угрожать, когда такая красотка за нас молится?

На носу морских кораблей часто располагаются резные человеческие фигуры, призванные защищать судно от напастей. Иногда это бюсты богинь, иногда изображения знаменитых королев или русалок – но всегда женщин. Это ограничение распространяется даже на имена, даваемые кораблям.

Когда речь заходит о молитвах за безопасность путешествия, едва ли, по мысли Лоуренса, на эту роль кто-либо подходит лучше Хоро… во всяком случае, на суше. Но, коли она волчица, к водным путешествиям это явно не относится. Лоуренс с трудом подавил смех, представив себе, как царственная Хоро плывет по-собачьи.

– Ну что, вы готовы? Меня время из-за мехов не давит, но у меня есть и другие товары, которые тоже надо бы побыстрее доставить.

– Хмм, думаю, готовы. Как у нас с едой, порядок? – уточнил Лоуренс у Хоро; та кивнула. Волчица, безупречно играющая роль невинной овечки.

– Ну, тогда прошу на борт. Расплатитесь позже.

Лодочники обычно не стремятся взять плату за проезд заранее: когда лодка выйдет на открытую воду, улизнуть от оплаты при всем желании будет не так-то просто.

– Что ж, тогда и мне, пожалуй, стоит сесть в лодку.

Ответом ему был громовой хохот других речников. Похоже, у них у всех было одно и то же чувство юмора.



Лодка Рагусы по сравнению с прочими была невелика. Плоскодонка без паруса, корпус такой узкий, что в руках неопытного гребца она вполне и опрокинуться могла.

В средней части лодки грудой до пояса высотой громоздились мешки, в каждом из которых Хоро бы уместилась с легкостью. Похоже, в мешках были зерно и бобы. В задней части лодки стояли еще несколько деревянных ящиков.

Пытаться их открыть явно было неуместно, так что об их содержимом можно было лишь догадываться. Судя по тому, как тщательно они были сработаны, в них хранилось что-то ценное… видимо, как раз те самые «другие товары, которые тоже надо бы побыстрее доставить».

Поскольку груз шел откуда-то с верховьев реки, где почти наверное были серебряные или медные рудники, в ящиках, вполне возможно, перевозились монеты. Олово и железо держать в таких хороших ящиках не было бы нужды, а драгоценные камни везли бы под охраной.

Так или иначе, а для лодки такого размера грузов было немного. Возможно, из-за того, что река обмелела.

Зимой, когда дождей мало, а снега много, горные ручьи, питающие реки, замерзают. Из-за этого реки мелеют. Чересчур загруженная лодка может засесть в речном иле – точно так же, как колеса повозки увязают в грязи. В таком случае, возможно, придется выбрасывать груз за борт, возможно, это происшествие задержит движение других судов по реке – словом, репутация команды изрядно пострадает.

Говорилось, однако, что опытные речники, много лет плавающие по одной и той же реке, могут править лодкой даже с закрытыми глазами, одним чутьем, причем в любую погоду.

Что насчет Рагусы?

Рассеянно размышляя на эту тему, Лоуренс уселся в носовой части лодки и закутался в одеяло, которое нес с собой.

Лодка качалась на волнах. Лоуренс кисло улыбнулся, вспомнив свое первое путешествие на лодке – как он отчаянно цеплялся за борта в страхе, что его вот-вот вышвырнет в воду.

Хоро села рядом с Лоуренсом, держась очень, очень напряженно. Лоуренс расплылся в улыбке. Хоро поставила на дно бочонок и мешок и лишь потом, заметив взгляд Лоуренса, сердито уставилась на него.

– Чему это ты улыбаешься?

Хоро говорила тихо – она не притворялась.

– Тому, что не я один нервничаю.

– Я постепенно привыкаю, но все равно боюсь, когда она качается.

Чтобы Хоро признала свой страх – как необычно… При виде удивленного лица Лоуренса она поджала губы и добавила:

– Я показываю свою слабость лишь потому, что доверяю тебе.

– Клыки свои ты показываешь.

Хоро поспешно прикрыла рот руками, потом застенчиво рассмеялась над шуткой Лоуренса. Она и впрямь казалась напуганной, но то, что она честно это признала, лишь разожгло его подозрения. Искренна ли она сейчас? Лишь ей одной ведомо.

Вдруг она выпрямилась.

– Нет… я не должна так сближаться с тобой.

Она с печальным видом отвернулась. Как бы радостно они ни проводили время вместе, со временем эта радость неминуемо притупится. Хоро уже говорила, что очень боится этого, но Лоуренс все равно был поражен ее теперешним поведением.

И все же он понял: Хоро сказала это без какой-либо задней мысли. Они сознательно избегали говорить на эту тему; оба понимали, что о некоторых вещах лучше молчать. Человек ходит в страхе, когда не знает, где именно ловушка; но если он видит край обрыва, ходить рядом с ним не так уж трудно.

Хоро произнесла эти слова не в качестве предупреждения самой себе, не в поисках внимания со стороны Лоуренса. Скорее всего, ее намерение было прямо противоположным. Их путешествию суждено завершиться с улыбками; в этом Лоуренс был уверен. Так что бояться было нечего. И потому Лоуренс ответил спокойно:

– Наш разговор как будто из театральной пьесы.

Из пьесы о запретной любви, разумеется, но эти слова произносить было нельзя. Желая, видимо, погрызться с Лоуренсом, но не найдя тревоги на его лице, Хоро быстро потеряла интерес. Повернувшись к нему, она произнесла:

– В разговоре должны участвовать двое.

– Может, я и поучаствовал бы, если только ты снимешь эту маску.

Хоро, на лице которой было написано одиночество, внезапно рассмеялась, потом поджала губы. Она действительно носит выражения лица, как театральные маски, подумалось Лоуренсу. Он улыбнулся ей в ответ.

Почти сразу же на причале рядом с лодкой раздались громкие шаги, затем Рагуса своим зычным голосом объявил:

– Ну что ж, скоро отбываем!

Он проворно отвязал трос и забросил его в лодку, потом запрыгнул сам. Выглядело это так, словно ребенок прыгает в речку, чтобы поплавать; но, поскольку худым Рагусу нельзя было назвать даже из вежливости, зрелище получилось устрашающее.

Лодка отчаянно затряслась и едва не черпнула бортом. Даже у Лоуренса сжалось сердце от страха. На лице Хоро отобразилась такая тревога, какой на нем не было никогда прежде; все ее тело застыло. Она изо всех сил вцепилась Лоуренсу в одежду… она явно не притворялась.

– Пора увидеть в деле настоящего гребца! Обещаю, лучшего вы в целом мире не сыщете!

Нахваставшись, Рагуса опустил весло в воду. Его красное лицо дышало силой. Впрочем, несмотря на это, лодка сдвинулась с места не сразу. Корма постепенно отходила все дальше от причала. Рагуса поднял весло и, чуть изменив угол наклона, вновь опустил.

Чтобы перевезти такое количество груза по суше, требовались четыре лошади, а на реке для этого хватало силы одного человека. Речники частенько хвастались этим, но Лоуренс и сам видел: Рагуса в одиночку управлялся с отнюдь не пустой лодкой.

Отойдя от причала, Рагуса направил лодку к очереди на выход из порта. Несмотря на огромное количество лодок, между ними не было ни одного столкновения – невероятно. Лодки с легкостью проскальзывали друг мимо друга по бурлящий воде. Все лодочники словно чувствовали друг друга; над водой неслись приветствия, иногда ругательства, но весла непрерывно и безошибочно вели лодки к месту их назначения.

Постепенно набрав скорость, лодка Рагусы перестала наконец раскачиваться. Наконец-то она добралась до выхода из порта. Там, на береговой полосе, стояла сторожевая башня. Похоже, те, кто не хотели выпускать меха из города, пробились мимо защитников башни и вломились внутрь. Они собрались на верхней площадке башни и оттуда сыпали ругательствами и проклятиями на проплывающие под ними лодки.

Сейчас к входу в башню приближались люди в доспехах и шлемах – скорее всего, отряд башенных стражей во главе с капитаном. Ворвавшись в башню, они принялись хватать смутьянов как раз тогда, когда лодка Рагусы обогнула башню и вышла на открытую воду. Лоуренс никак не мог сочувствовать бунтовщикам, но все же надеялся, что там никого не убьют.

При виде открывавшихся перед ним картин мысли Лоуренса вернулись к ситуации в городе, однако ненадолго. В конце концов, Лоуренс и сам был в непростом положении. Он по-прежнему не оправился от потрясения – даже не столько из-за слов Хоро о ее желании прекратить путешествовать вместе, сколько от причин этого желания. Но сильнее всего его потрясло то, как себялюбиво он с ней обошелся, пусть даже он знал, что где-то в глубине души она этого ждала.

В результате всего произошедшего ему сейчас приходилось обращаться с Хоро нежнее – особенно с учетом того, что она была совсем непривычна к водным путешествиям. Но, как обычно, его стремление выказывать доброту пропало втуне. Хоро полностью восстановила самообладание, когда Лоуренс еще сидел, погруженный в раздумья. Она по-прежнему цеплялась за одежду Лоуренса, но при этом уже спокойно смотрела вперед. Она озирала открывающуюся перед ней картину с любопытством, подобающим предприимчивому юнцу.

– Мм?

Ощутив на себе взгляд Лоуренса, Хоро склонила голову набок и посмотрела на него. Похоже, она всегда прекрасно знала, как выглядит в глазах окружающих.

Лоуренс, мгновенно лишившись всей своей храбрости, отвернулся и принялся смотреть на проплывающий мимо Реноз.

Раздался приглушенный смех.

Рука Хоро, державшаяся за Лоуренса, разжалась, и Хоро весело произнесла:

– Твоя доброта просто страшно страшная.

Она опустила голову и рассмеялась вслух; изо рта вырвалось облачко белого дыхания. Глядя на это существо, похожее на маленького дьяволенка, никто бы не осудил Лоуренса за возникшее вдруг желание повыдергивать у Хоро весь мех из хвоста.

Но на реке было холодно. Лоуренс не мог себе позволить лишиться хвоста Хоро.

Поэтому он медленно проговорил в ответ:

– Это мне страшно глядеть на твою улыбку.

– Дурень.

Лицо Хоро под капюшоном сияло.



Река Ром катила свои воды мимо Реноза с востока на запад – самая обычная река среди самых обычных лугов. Весной и ранним летом, когда уровень воды был высок, можно было насладиться великолепным зрелищем колоссальных плотов из срубленного леса, сплавляемых вниз по течению. Нынче, однако, глаз радовали лишь лодки, выстроившиеся одна за другой.

Больше смотреть было особо не на что, разве что на овец и других зверей, пьющих из реки, путников, шагающих вдоль берега, да белые облака, медленно проплывающие  высоко над головой.

Хоро обладала живым любопытством, но сейчас она откровенно скучала. Она сидела, примостив подбородок на борт лодки; время от времени она опускала руку в воду и вздыхала. Лоуренс мог только посочувствовать.

– Никаких забот, эх… – пробормотала она между вздохами. Лоуренс, завернувшийся во все то же одеяло и клевавший носом, поднял голову, потянулся и зевнул.

– Угг… Так приятно, когда не нужно держать поводья.

Действительно, так хорошо было в кои веки ни о чем не заботиться: ни о бессчетных выбоинах на дороге, ни о коршунах и соколах, норовящих напасть на груз. Не нужно было тереть глаза и встряхиваться всякий раз, когда нападала сонливость. И когда кто-то храпел рядом, это не раздражало.

Лоуренс уже наполовину решил, что отныне будет путешествовать только лодкой, но Хоро, которая и в повозке-то не знала, куда девать свободное время, явно была недовольна. Подняв руку, только что разрезавшую водную гладь, она внезапно плеснула на Лоуренса.

Зимняя вода была ледяной.

Лоуренс сердито взглянул на Хоро; та отвернулась и откинулась спиной на борт лодки, затем убрала хвост с лоуренсовых ног и взяла в руки. Рагуса спал позади грузов, так что Хоро могла хвост не прятать.

– Почему бы тебе не посчитать овец? Быстро заснешь.

– Я считала… после семьдесят второй мне надоело.

Хоро принялась привычными движениями вычесывать из хвоста грязь и вылезшую шерсть. Блох тоже, но из-за этого едва ли стоило терять сон… хотя для Хоро, возможно, блохи шумели достаточно громко, чтобы действительно мешать спать.

– …И пока я их считала, я проголодалась.

– Хорошо тогда, что перестала.

Хоро щелчком отправила в сторону Лоуренса очередную блоху. Ну, разумеется, поскольку они все равно пользовались одним одеялом, это особого значения не имело.

– Вот интересно…

Хоро остановилась на полуфразе, чтобы выкусить что-то из своего меха.

– …Когда мы отомстим лисе, что будет потом?

Хоро была большой мастерицей ухаживать за хвостом с помощью рта, но все равно у нее на губах налипла шерсть. Когда наступит весна, ей будет, видимо, еще неудобнее. Такая мысль мелькнула у Лоуренса, пока он помогал Хоро избавиться от волосков, которые она не могла стряхнуть сама.

– Ох… сиди тихо… потом, да?

– Да. Потом.

Наслаждаясь услужливостью Лоуренса, она зажмурилась, точно избалованный ребенок, и задала Лоуренсу этот вопрос. Не исключено, что она просто дурачилась, но, с другой стороны, может, она и впрямь надеялась, что они с Лоуренсом сумеют решить эту трудную задачку. В конце концов, они ведь посетили Реноз в поисках сведений о родном городе Хоро – и нашли его точное местоположение. Однако вовсе не завершение путешествия подразумевалось под этим «потом».

– Ну, еды и развлечений достаточно, так что мы вполне можем подождать до весны, когда снега растают… Но если хочешь, мы можем нанять лошадей и сразу вернуться в Реноз, а потом двинуться дальше на север.

– В горы Роеф, да?

Родина Хоро лежала где-то в тех горах. Добраться туда можно за месяц, не больше. И если уже там они не будут тратить время впустую, то управятся в несколько дней.

Хоро суетилась по-девичьи, ковыряясь с мехом на своем хвосте. Лоуренс без труда догадался, чего она хочет: чтобы он придумал какой-то повод оттянуть расставание.

– Но ты ведь знаешь, горы и люди там могли сильно измениться за все эти годы. Даже если мы отправимся в горы вдоль реки Роеф, мы вполне можем заплутать.

– Хмммм?

Что за хитрая волчица, подумал Лоуренс, помогая ей убрать бурые шерстинки, налипшие на губах.

– Пожалуй, мы могли бы сперва оправиться в Ньоххиру… ты ведь была там, если я правильно помню? В это время года туда от Реноза десять дней пути; зимой для безопасности нужно идти через города и деревни. Так что у нас будет еще двадцать дней.

Говоря, Лоуренс отсчитывал дни на пальцах. По привычке он исходил из того, что они будут двигаться как можно быстрее, почти не тратя времени на отдых. Для бродячего торговца «время» означало только время в дороге.

Крюк через Ньоххиру сам по себе был уступкой с точки зрения разума торговца. Чистая прибыль торговца составляла обычно лишь пятую долю от его выручки – половина уходила на пошлины, остальное на дорожные траты. Так что неспешное путешествие между исходным пунктом и местом назначения шло вразрез со здравым смыслом торговца. Но, конечно, Лоуренс знал, что будет жалеть, если сократит время, проводимое с Хоро.

Он застыл, глядя на руки; последний палец остался не отсчитанным.

«Неужели это все время, какое я могу для нас выискать?»

– Нам еще десять дней понадобиться, чтобы понаслаждаться горячими источниками в Ньоххире.

Хоро отогнула за Лоуренса последний палец, потом добавила свои пальцы таким жестом, словно хотела согреть ладони Лоуренса. И Лоуренс тут же ощутил волну тепла, поднимающуюся к сердцу.

Люди действительно живут в Ньоххире дней по десять, чтобы насладиться в полной мере. Но это дорогое удовольствие. Цены на тамошних постоялых дворах – просто разбой на большой дороге, особенно если учесть ужасную еду. Они даже за питьевую воду берут деньги, а местное вино дурно пахнет и почти безвкусное.

И все это лишь за право попользоваться горячими источниками. А поскольку вода обладает могучей «целебной силой», приходится еще дважды в день навещать лекаря. Тамошние заправилы деньги буквально загребают.

Но Лоуренс просто не мог сказать «нет». До чего коварная волчица.

Вот набила бы чем-нибудь рот и улыбалась бы молча – какая теплая была бы сцена!

– На твоем лице прямо-таки читается, что ты трясешься по поводу денег, – неприятным голосом произнесла Хоро и поднесла руки к лицу. Хвост заманчиво качался у Лоуренса перед глазами. Невольно Лоуренсу захотелось ухватить его и прижать к щеке.

– Я знаю, что там дорого; я же Хоро, мудрая волчица из Йойтсу. Я наблюдала за другими, когда была там последний раз. Поэтому я найду для нас горячий источник, который не охраняют, если только ты будешь чуть-чуть больше тратить на еду. Этого ведь достаточно, правда?

Звучало, конечно, заманчиво. Однако посетители горячих источников стремились каждую свободную минутку проводить в чудодейственных водах. Чем хуже человек себя чувствовал, тем более могучей казалась целительная сила источников. Это была ловушка для посетителей. Будет просто чудом, если Хоро сумеет отыскать неохраняемый источник близ города.

И Лоуренс прекрасно знал, что с Хоро любое «чуть-чуть» окажется совсем не чуть-чуть.

– Всякий раз, как ты тратишь «чуть-чуть» моих денег, моя мечта становится от меня все дальше.

Если он не будет твердо стоять на своем, Хоро неизбежно начнет требовать у него купить ей что-нибудь в каждой палатке. Несмотря на то, что на лице Хоро немедленно отобразилось «Да как ты можешь!», Лоуренс не сдавался. Даже несмотря на то, что признание в любви поставило его в проигрышное положение.

– Я могла бы тысячью слов тебе ответить, но… – Хоро негромко кашлянула, взмахнула хвостом и продолжила. – …Ты сам признал, что отказался от своей мечты открыть лавку, когда вернулся за мной.

Она не сводила с Лоуренса своих янтарных глаз, точно испытывая его. Белоснежные зубы сверкали между губами за облачками дыхания.

– Я сказал, что отложил ее, а не отказался.

Хоро вздохнула, всем видом показывая, что разочарована столь слабым оправданием. Лоуренс был не вполне честен, и Хоро, конечно, чувствовала это. Она ведь отлично распознает любую неискренность. Так что, прежде чем она успела ему это высказать, Лоуренс ее опередил.

– Но я признаю, в минуты слабости я действительно подумывал от нее отказаться.

– Пытаешься сбежать через любую дырочку в словах… торговец до мозга костей.

– Ох, ну ладно… я от нее отказался. Довольна?

Лоуренс сдался. Если она делала такой расстроенный вид, победить ее было невозможно.

–  Ну, тогда потратить побольше денег совсем не проблема – так я хотела бы сказать; но сперва я хочу услышать, почему ты отказался.

Лоуренс хотел было сказать «просто каприз», но передумал. Изо всех сил стараясь, чтобы его слова прозвучали достойно, он произнес:

– Когда я открою лавку, торговать станет вполовину менее интересно.

– …Мм?

– Когда открою свою лавку, стану ленивым и буду только вспоминать с тоской былые деньки. Но они будут уже позади – конец приключениям.

Конечно, Лоуренса, как и раньше, будут манить деньги. Но они перестанут быть его главной заботой; он не будет больше жить в вихре погони за прибылью. Воля его ослабнет, и все, что ему останется, – это говорить: «Эх, какая жалость, что все уже позади». Ведь его нынешняя жизнь уже была мечтой. У него было все, чего он хотел.

– Пфф…

Лицо Хоро из насмешливо-сердитого стало серьезным, и она кивнула. Любое счастье обращается в пепел когда-нибудь. Хоро это знала и боялась – возможно, уже испытала это когда-то в своей долгой жизни.

– Но, знаешь, я так долго об этом мечтал… Надеюсь, ты это оценишь. Все-таки я буду очень рад, когда открою собственную лавку.

Хоро медленно кивала, но вид у нее был озадаченный.

– Хмм… тогда для тебя это должно быть настоящей катастрофой.

– …Катастрофой??

Они с Хоро словно обменялись лицами: теперь Лоуренс смотрел озадаченно, а на лице Хоро было написано: «Ну разумеется».

– Мммхмм. Ты же отказался от своей мечты ради меня. Те, кто придумал поговорку «За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь», явно будут расстроены.

У Лоуренса отвисла челюсть; он потерял дар речи. Его мысли скакали, но, как он ни старался найти какой-то другой смысл этих слов, понятен был лишь один: он отказался от погони за одним из зайцев, но все равно ничего не поймал.

От этой мысли Лоуренса едва не стошнило. Он словно очутился совершенно безо всякой прибыли после рискованной торговой сделки. Он отвернулся. Даже если это была шутка – то слишком жестокая.

Повернувшись обратно, он встретил сочувственный взгляд Хоро.

– Ну и что с того? Не трясись, лучше радуйся! Тот, у кого ничего нет, может только приобрести, разве не так?

Следует ли ему выказывать гнев? Печаль? Какое-то другое чувство? Хоро словно на иностранном языке говорила. Уголки ее губ загнулись вверх, изо рта высунулся язычок, как у шута какого-то.

– Хо-хо, и ведь ты до сих пор ничего со мной не сделал. Если ты хочешь хватать вещи, не протягивая за ними руки, тебе придется стать волшебником.

Никогда еще Лоуренсу не хотелось так сильно выбросить кого-то за борт. В который раз он позволил волчице вертеть собой как ей вздумается и еще глубже заглянуть в его сердце.

Хоро прильнула к Лоуренсу, точно волчица к волку, затем подняла голову.

– Хех… но чтобы пометить территорию, недостаточно просто огородить ее веревкой. Отношение – вот что определяет исход всего.

Лоуренс ощущал на шее мягкое дыхание Хоро. «Если я взгляну на нее, я проиграл», – подумал он.

И, разумеется, он проиграл в тот же миг, когда подумал.

– Конечно, ты не полностью отказался от своей мечты. Во всяком случае, я надеюсь. Просто если ты будешь доволен, когда обзаведешься лавкой, тебе понадобится ученик. И вот тогда наступят слишком трудные времена, чтобы наслаждаться жизнью, не правда ли?

Хоро отвернулась и рассмеялась. Лоуренс чувствовал себя рыбой, которую обглодали до костей. Он может трепыхаться сколько хочет – это все равно ничего не изменит. Он вздохнул, мысленно сказав себе, что хотя бы не должен быть таким уязвимым.

Хоро ухмылялась – она явно получала удовольствие от этой маленькой драмы.

– Я так понимаю, у тебя был собственный ученик? – неестественным тоном спросил Лоуренс; однако Хоро, похоже, надоело его дразнить, и она ответила:

– В некотором роде… я ведь волчица Хоро Мудрая. Многие искали у меня знаний.

– Вот как.

Лоуренс, успевший уже забыть недавний разговор, послушно изобразил, что впечатлен.

Хоро, однако, явно смутилась.

Может, она пытается как-то возместить то, что слишком уж сильно дразнила Лоуренса только что, и нарочно преувеличивает?

– Пожалуй, называть их «учениками» было бы большой натяжкой, хотя, несомненно, они себя ими и считали. И все-таки именно ко мне, вожаку стаи, всегда стремились новоприбывшие… хотя им приходилось ждать своей очереди, была ведь еще сотня других.

Хоро говорила с гордостью, но Лоуренс не мог просто принять ее слова с улыбкой. Конечно, она была великолепна. Но, судя по опыту их совместного путешествия, едва ли она была настолько почитаема.

Она плакала. Она смеялась. Она сердилась. Она часто вела себя как ребенок. Если бы кто-то сказал, что она выше облаков, это было бы скорее пустое восхваление, нежели настоящая вера.

Пока Лоуренс об этом раздумывал, на лице Хоро появилась мягкая улыбка. Волчица взяла его за руку.

– Конечно, ты никогда не искал у меня знаний. Ты из тех редких дурней-самцов, что пытаются вместо этого отобрать у меня поводья… что, разумеется, невозможно, ибо ты даже надеяться не можешь добраться до той горной вершины, с которой я взираю на скуку этого мира.

Быть богиней, получающей одни лишь восхваления… несомненно, это очень одиноко. Когда Лоуренс и Хоро впервые встретились, она сказала ему, что путешествовала по миру, чтобы найти друзей. На лице ее была улыбка, но то была улыбка одиночества.

– И все же ты продолжаешь пытаться, да?

Понять, дразнит его Хоро или нет, всегда было трудно; но сейчас, глядя на ее грустную улыбку, Лоуренс просто представить себе не мог, чтобы она шутила. Едва Хоро заметила его неловкую усмешку, ее выражение лица сменилось на гневное. Лоуренс, однако, положил руку ей на плечо и притянул Хоро к себе. Волчица в его объятиях вздохнула – похоже, это был вздох удовлетворения.

– Но теперь…

Хоро чуть подвинулась; сейчас она смотрела снизу вверх, прямо в глаза Лоуренсу.

– …Я больше счастлива, когда на тебя так вот смотрю.

Красивая девушка смотрела на Лоуренса снизу вверх; но красивую девушку звали Хоро, так что он не мог принять это все за чистую монету.

– Как глупо я, должно быть, оттуда выгляжу.

При виде его сердито нахмуренных бровей Хоро, похоже, осталась довольна. Она прижалась к Лоуренсу еще крепче.

С каждым взмахом хвоста Хоро из него вылетали блохи – так много их там было. Лоуренс вдруг ощутил, как в груди у него затеплело от нежности. Хоро, по-прежнему прижимавшаяся к нему, захихикала.

Лоуренс тоже рассмеялся. Да, услышав их с Хоро глупые пикировки, даже самый ретивый школяр постесняется назвать ее «учителем».

Но раз Хоро этого хотела, то ничего не попишешь.

По крайней мере так подумалось Лоуренсу.



На другом краю лодки послышалось внезапное шевеление. Рагуса медленно поднялся на ноги; на лице его были странные отметины – похоже, оттого, что он спал, положив голову на руку. Он потянулся; увидев Лоуренса и Хоро, рассмеялся, потом зевнул.

Лоуренс повернул голову в ту сторону, куда они плыли. Там, впереди, реку пересекал мост. Любое судно, проходящее под мостом, должно было обязательно очутиться в закуточке сборщика пошлин.

До моста было еще далеко, но Рагуса мог определить его приближение совершенно уверенно, каким бы сонным он ни был, – ему помогал жизненный опыт. Говаривали, что речники могут понимать, что вокруг них происходит, просто по запаху воды. Интересно, к Рагусе это относилось?

Пока Лоуренс размышлял, Рагуса опустил весло в воду и прогремел, выбив Хоро из спящего состояния:

– Подходим к пошлинному мосту нового герцога, Диджина. В вашу плату за проезд эта пошлина уже включена. Я слышал, он любит охотиться на оленей, так что берет слегка многовато.

Лоуренсу не удалось углядеть связь между одним и другим, так что он переспросил. Рагуса улыбнулся и ответил:

– Герцог никогда не был в бою, но считает себя лучшим лучником в мире. Он думает, что может любого оленя положить одной стрелой.

Лоуренс мысленно посочувствовал слугам, которые должны были сопровождать герцога на охоте. Но другим охотникам под его правлением, должно быть, жилось привольно.

В воображении Лоуренса встала картина толстого, неуклюжего правителя, над которым смеются особы королевской крови.

– Понятно. Должно быть, его слугам приходится работать до полусмерти.

– Ходят слухи, что он пытается привлечь внимание какой-то принцессы… так что, думаю, он еще только начинает понимать, кто он есть на самом деле.

Подобные правители могут обладать огромным количеством недостатков, но при этом оставаться любимыми за их чудачества. Гордых аристократов-невежд презирают, но тех, кто своими поступками вызывает оживленные разговоры, любят.

Правитель может прислушиваться к своим подданным, он может стараться на благо своих владений – и все равно дела его могут идти вкривь и вкось.

Рагуса, конечно, насмешливо говорил о герцоге, но деньги подготовил сразу, и у Лоуренса сложилось впечатление, что он вовсе не против заплатить пошлину.

В дни, когда его стране угрожает опасность, даже такой дурень, как Диджин, может стать лучшим воеводой, чем многие, если возьмет в руки меч и призовет под свои знамена людей. Создавать всеобщее впечатление, что при другом правителе дела пойдут еще хуже, чем при этом, – более удачный прием, чем провозглашать указ за указом с высокого помоста. Лоуренс вдруг осознал, что в одной лодке с ним сидит прекрасный пример этого, и невольно кинул взгляд на Хоро.

– Ты хочешь что-то сказать?

– Нет, вовсе нет…

Лодка Рагусы постепенно замедляла ход и приближалась к причалу – прямо за еще одной лодкой.

И без подсказки Рагусы, который здесь, похоже, даже рыб всех знал, Лоуренсу стало ясно, что на причале происходит что-то необычное.

Стражи, вооруженные копьями, с кем-то спорили.

О чем именно шел спор, Лоуренс разобрать не мог, но один из спорящих кричал.

Речник в лодке перед ними тоже встал и, вытянув шею, вглядывался в происходящее на причале.

– Такое здесь редко.

Рагуса, держа руку козырьком над глазами, говорил точно сам с собой.

– Может, пошлина слишком высокая? Нет… по-настоящему сердиться должны те, кто идет с моря, вверх по течению. Сперва им приходится платить за лошадей, которые тянут их лодки, потом они добираются сюда, и им опять приходится платить…

Лоуренс покосился на Хоро; та зевала, стараясь не показывать клыки. Потом вдруг он осознал, что кое-что в словах Рагусы звучало странно.

– Но разве это так только для тех, кто идет с моря? Для речников же должно быть то же самое.

Хоро вытерла слезящиеся глаза об одежду Лоуренса; тот легонько щелкнул ее по голове. Рагуса рассмеялся и поднял весло.

– Для нас, речников, река – это наш дом, мы просто платим за жилье… не на что сердиться. А для тех, кто с моря, река – просто дорога. И когда им приходится платить снова и снова – ясно, они злятся.

Лоуренс кивнул, показывая, что понял.

Происходящее на причале постепенно становилось все более разборчивым. Тот, кто только что кричал, оказался мальчиком; и он по-прежнему спорил со стражами. Он тяжело дышал, облачка белого тумана вырывались изо рта. Своим еще детским голосом он выкрикнул:

– Но это печать герцогской семьи!

На вид мальчик был лет двенадцати или тринадцати от роду. Его непричесанные волосы были все в грязи и пыли, да и лицо тоже. И он был настолько тощ, что, столкнись он с Хоро, вполне возможно, упал бы он, а не она.

Одеяние его было настолько потрепанным, что, казалось, развалится от любого чиха. На тощих ступнях – изношенные сандалии. Будь он при таком облачении старцем с бородой – его вполне можно было бы принять за почтенного отшельника.

В руке мальчик держал лист пергамента, который и показывал стражу.

– Что там случилось? – недовольным голосом спросила Хоро, проснувшись окончательно.

– Не очень понятно пока. Но ты ведь слышала, что он кричал?

Хоро зевнула еще раз.

– Даже я не слышу, когда сплю.

– А, ну да, храп все заглушает.

За свои слова Лоуренс был немедленно вознагражден пинком.

Прежде чем он успел пожаловаться вслух, один из стражей, до того молчавший, поднял копье и произнес:

– Эта бумага – подделка! И я больше повторять не буду! Если продолжишь вякать, получишь по заслугам!

Мальчик закусил губу, точно пытаясь сдержать слезы.

Лодка Рагусы наконец остановилась – прямо позади той, за которой они плыли. Похоже, владелец той лодки и Рагуса были хорошими знакомыми. Поприветствовав друг друга, они зашептались.

– Что за переполох? Это ученик старого Ренона, что ли?

Рагуса подбородком указал на старого, седого лодочника, чья лодка стояла впереди.

– Если так, Ренон не сидел бы сейчас в своей лодке.

– Это ты прав, ха-ха! А может, он?..

Мальчик на них даже не смотрел. Он не отводил глаз от пергамента у себя в руках; его плечи и ноги тряслись – то ли от холода, то ли от ярости, поди разбери. Сдаваться он, похоже, не хотел, но, когда поднял голову и увидел прямо перед собой острие копья, мог лишь отступить. Он пятился медленно, шаг за шагом, пока не очутился на самом краю причала.

– Так, меня отвлекли. Вы все, продолжаем сдавать деньги…

После объявления стража лодки возобновили движение. Судя по тому, что особого интереса к произошедшему никто не проявил, ситуация была не из редких.

Всклокоченный мальчуган по-прежнему держал в руке свой пергамент. Едва Лоуренс заметил на листе красную печать, как тут же понял, что произошло. Мальчик попался на удочку какому-нибудь жулику.

– Так значит, его обманули?

– Да.

Лодка Ренона отчалила от причала, на ее место подошел приятель Рагусы. Рагуса двигался прямо за ним. Лоуренс сказал на ушко Хоро, качаясь в такт лодке:

– Такое случается время от времени. Поддельная бумага – возможно, свидетельство об оплате от землевладельца. Может, даже поддельное разрешение на сбор пошлин на реке.

– Хмм…

Подобные фальшивки обычно продают дороже, чем тот доход, который могут принести такие же, но настоящие бумаги. Но те, кто не знает подобных вещей, часто попадаются в такие ловушки.

– Бедняжка…

Лодки на реке уже выстроились в очередь. Подзадержавшиеся стражи лихорадочно собирали деньги и начисто забыли про мальчика. Как и говорила Хоро, мальчик выглядел совершенно нищим. Но если бы он думал головой, то не дал бы себя обвести вокруг пальца.

– Возможно, это будет ему хорошим уроком.

При этих словах Лоуренса взгляд Хоро перешел с мальчика на него.

– Надеюсь, ты не пытаешься мне намекнуть, что я бесчувственная скотина?

– И это говорит тот, кто молил о помощи всех подряд, когда его самого ослепила жадность.

От столь прямого заявления Лоуренс поежился; но если он сейчас протянет мальчику руку помощи, это будет против его принципов как торговца.

– Но я искал помощи своими собственными ногами.

– Хех.

– Я предпочел бы думать, что я не настолько злодей, чтобы отбросить руку того, кто просит о помощи. Но если он хотя бы не попросит, у него нет будущего, даже если кто-то и будет ему помогать. Тогда ему остается только обратиться к Церкви и стать монахом.

Хоро погрузилась в раздумья – видимо, о бедном мальце. Скорее всего, она понимала, что Лоуренс прав; но, в конце концов, она же помогала с урожаями деревне много столетий, не видя за это никакой благодарности… просто она такая. Видимо, помогать бедствующим в ее характере.

Лоуренс натянул одеяло на лицо и прошептал:

– Может, если он поднимется на ноги и начнет сам что-то делать, тогда…

Хоро, конечно, добрая, но она не может не видеть, как устроен этот мир. «Конечно же, она понимает мои намерения», – подумал Лоуренс.

Мальчика ему было жалко; но, взглянув в его сторону, он не поверил отнюдь не глазам, но ушам своим.

– Учитель! – прозвенел крик.

Все, кто здесь собрались, привыкли быть на рынке. Они могли определить источник голоса даже посреди толпы. Мальчик вскочил на ноги, не обращая внимания на попытки стражей его остановить. Он бежал вдоль причала, и слова его были обращены не к кому иному, как к Лоуренсу.

– Учитель! Это я! Это я!

– Какого…

– Хвала Господу, как же замечательно, что я наконец-то вас нашел! Я уже беспокоился, потому что мне совсем нечего было есть, но наконец-то удача!

Несмотря на радостный тон, по лицу мальчика было видно, что он весь на нервах. Лоуренс вперил в него взгляд и принялся копаться в памяти, где хранил лица всех, кого встречал в прошлом. Да, он не ошибся: этого мальца он видел впервые в жизни.

Но одно Лоуренс понял: мальчик поставил на него все. Это же поняли и стражи, которые тут же прижали его к настилу причала древками копий.

– Ах ты щенок!

Речные мосты как ворота – они являются символом власти правителя. Если подобный фарс допускать, пострадает репутация герцога. Скорее всего, мальчика просто утопят в реке; его синие глаза неотрывно смотрели на Лоуренса, точно говоря: «Если я сейчас проиграю – мне конец».

Лоуренс смотрел на мальчика, не отводя глаз. Он даже дышать забыл, пока Хоро не пихнула его в бок. Она не смотрела ни на него, ни на мальчика, но Лоуренс прекрасно понял ее мысль: «Надеюсь, ты не забыл, что сам сказал только что».

Мальчик поднялся на ноги и воззвал к нему о помощи.

– Как ты смеешь пачкать репутацию герцога Диджина?!

Очередь из лодок становилась все длиннее. Гнев стражей был вполне понятен: их самих накажут, если они не справятся со сбором пошлины. Такого они, естественно, допустить не могли. Один из стражей отвел от мальчика свое копье и занес ногу, чтобы пнуть его в живот.

– Остановитесь!

Лоуренс выкрикнул, когда страж уже начал наносить удар. Нога не успела остановиться вовремя, но, к счастью, лишь слегка пихнула свою жертву. Раздался возглас, похожий на лягушачье кваканье.

– Он действительно кажется мне знакомым.

Страж кинул короткий взгляд на Лоуренса и отвел ногу. Но, похоже, истинное намерение Лоуренса он понял мгновенно. Бросая сердитые взгляды на Лоуренса и мальчика, остальные стражи отвели копья и разом вздохнули.

Игра мальчика была до боли очевидна. Его глаза сияли от изумления, что нашелся в мире добрый человек. Похоже, он сам не мог поверить, что его лицедейство сработало, и несколько раз недоуменно моргнул. Впрочем, он тут же вскочил на ноги и впрыгнул в лодку Рагусы.

Уплатив пошлину, Рагуса нарочито медленно завязал тесемки своего кошеля. Он поедал глазами мальчика, всем видом давая понять, что тому следует заплатить. Потом он встретился взглядами с Лоуренсом, и двое мужчин поняли друг друга без слов.

– Много вас тут скопилось! Давайте, давайте! – пролаял страж и взмахом руки позволил Рагусе и его лодке отправиться дальше. Конечно, они были рады избавиться от мальчика, но теперь им действительно придется иметь дело с довольно длинной очередью. Рагуса, глядя на Лоуренса, пожал плечами, затем запрыгнул в лодку и взял весло. Если только ему заплатят, вряд ли он будет жаловаться.

Мальчик, должно быть, совсем вымотался, а может, перепугался до смерти; едва добравшись до носовой части лодки, он свалился без чувств. Хоро недовольно посмотрела на Лоуренса.

– Раз дошло до такого, ничего не попишешь.

При этих словах Лоуренса Хоро наконец улыбнулась и, выбравшись из одеяла, положила руку на тело свалившегося возле ее ног мальчика.

Хоро никогда не уставала дразнить Лоуренса; но сейчас, сидя над мальчиком, она смотрелась точь-в-точь как добросердечная монахиня. Лоуренс же, напротив, казался со стороны черствым и грубым человеком, не желающим ни на секунду отойти от своих принципов.

Убедившись, что мальчик не ранен, Хоро усадила его и оперла спиной на борт лодки. Лоуренс передал ей чашку с водой. Он заметил, что мальчик по-прежнему сжимает в руке поддельную бумагу… вот это решимость.

– Давай-ка попей воды.

Хоро пихнула по-прежнему бессознательного мальчика в плечо краешком чашки. Тот медленно открыл глаза. Взял чашку и начал пить, рассматривая Лоуренса и Хоро. По лицу расплылась смущенная улыбка. Лоуренс, изначально собиравшийся предоставить мальчика его судьбе, отвернулся.

– Вы… меня спасли…

Лоуренс так и не понял, мальчик благодарил за воду или за их роль в том жалком представлении. Как бы там ни было, он смутился. Он понятия не имел, заслуживал ли похвалы за поведение, совершенно не подобающее торговцу, – за то, что действовал, не разобравшись предварительно с прибылями-убытками.

Мальчика явно терзала жажда. Выпив всю чашку ледяной воды, он закашлялся, потом удовлетворенно вздохнул. Вряд ли он был из Реноза. Впрочем, поблизости от реки лежало много деревушек, так что, возможно, он добрался сюда откуда-нибудь с севера или с юга. С такими старыми, изношенными сандалиями вряд ли это было приятное путешествие.

– Поспи, и тебе станет лучше. Вот это одеяло сгодится?

Помимо того одеяла, которым пользовались Лоуренс и Хоро, они взяли еще запасное.

Получив одеяло, мальчик распахнул глаза от нечаянной радости и закивал.

– Да благословит вас Господь…

Он уснул сразу, как только завернулся в одеяло. Без одеяла едва ли он мог бы спать. Такой тощий, в такой рваной одежде… просто замерз бы насмерть. Хоро следила за ним встревоженно, пока не услышала его ровное дыхание; это явно принесло ей облегчение. Лицо ее стало таким ласковым, какого Лоуренс никогда еще не видел. Мягко проведя рукой по лбу мальчика, Хоро встала и повернулась к Лоуренсу.

– Хочешь, чтобы я и тебя так приласкала?

Лоуренсу показалось, что своим поддразниванием Хоро просто пыталась перекинуть свое смущение на него. Пожав плечами, он ответил:

– Это право есть только у детей.

Хоро улыбнулась.

– Передо мной ты тоже дитя.

Пока они пикировались, лодка, излишне разогнавшаяся, начала замедлять ход. Рагуса настолько заинтересовался новым попутчиком, что едва не столкнулся с впередиидущей лодкой. Отложив весло, речник посмотрел на Лоуренса с Хоро.

– Так как он, в порядке?

Хоро кивнула. Рагуса поскреб в затылке и вздохнул.

– Похоже, его обманули. Какое-то время здесь было тихо, но обычно по зиме сюда с юга приходит всякий подозрительный сброд. Может, пару лет назад это было – появился один подозрительный тип, очень хорошо умел бумаги подделывать. Даже настоящие торговцы попадались, не только мальцы. Но мы быстро учимся, так что сейчас такое случается редко. А вот мальца, похоже, поймали.

Лоуренс осторожно забрал пергамент из руки мальчика, торчащей из-под одеяла, развернул и принялся изучать.

Герцог Херман ди Диджин, разрешение на сбор пошлин на реке Ром.

Одних лишь красивых слов и красивого почерка недостаточно, чтобы якобы официальная бумага выглядела правдоподобно. Даже если там много трудных слов, убедить кого-то, что она настоящая, непросто: любой, кто видел оригинал, сразу скажет, что перед ним подделка.

Но, конечно, самым главным свидетельством была личная печать герцога.

– Рагуса, как правильно пишется имя герцога Диджина?

– Ээ… это…

Рагуса проговорил по буквам; по сравнению с печатью на пергаменте одна буква не совпадала.

– Значит, печать тоже поддельная. Если изготавливать с полным совпадением, то это виселица.

Такой вот интересный выверт в законах.

За подделку настоящей печати полагается виселица; а вот сделать нечто просто похожее – не преступление.

Рагуса пожал плечами. Лоуренс свернул пергамент и сунул его под одеяло.

– Но я по-прежнему хочу получить плату за его проезд.

– Это… ну разумеется.

Хоро, должно быть, рассердилась на него за эти слова; но истина в том, что почти любую проблему в мире можно решить при помощи денег.

Глава 2Править

Мальчик сказал, что его имя Коул Тот.

Когда он проснулся, в животе у него заурчало еще даже громче, чем у Хоро, так что Лоуренс отломил краюху хлеба и протянул ему. Коул пожирал хлеб, как дикий пес – не переставая рассматривать людей вокруг себя. Он вовсе не вел себя грубо; он действительно походил на пса, брошенного хозяином.

– Скажи мне: сколько ты заплатил за все эти бумаги?

Коул рассказал, что встретился с бродягой-дельцом, который продавал сразу много бумаг, не одну и не две. Развязав котомку, которая была при нем, мальчик вытащил кипу бумаг достаточной толщины, чтобы из них можно было сделать книжку.

В два укуса отправив в рот хлеб – кусок размером с кулак, между прочим, – он ответил:

– …Один Тренни… и восемь лютов.

Говорил он запинаясь, но, похоже, отнюдь не из-за того, что у него был набит рот.

Он смог позволить себе заплатить серебряную монету Тренни. Но, судя по его одежде, это были все его деньги. Он поставил на кон все.

– Похоже, ты не очень-то думал, прежде чем их купить. Я так понимаю, этот тип был одет в дорогое платье?

Ответил ему, однако, не Коул, а Рагуса.

– Не… думаю, он был в потрепанной одежде и без правой руки, э?

Коул кивнул; на лице его явственно читалось изумление.

– Его тут хорошо знают. Продает свои бумажки повсюду. Небось сказал что-нибудь вроде: «Взгляни на мою правую руку, я столь многим рисковал, чтоб заполучить эти бумаги, но долго мне не протянуть, вот почему я собираюсь вернуться на родину».

Судя по распахнувшимся глазам Коула, слова были в точности такие.

Удачливые мошенники обычно берут себе учеников, и любимые фразы передаются от учителя к ученику.

Тот человек действительно лишился правой руки – несомненно, в наказание за какое-то другое мошенничество.

Тот, кто крадет деньги, лишается пальца. Кто подделывает бумаги – лишается руки. Кто убивает – лишается головы. Впрочем, можно угодить и на виселицу – даже отсечение головы лучше, чем это.

Поняв, что он попался на удочку мошенника, Коул погрустнел. Опустив голову и безжизненно свесив руки, он вперился в дно лодки. Разглядывая бумаги, Лоуренс продолжил расспросы.

– Ты вообще умеешь читать?

– Немножко… – неуверенно ответил Коул.

– Но эти бумаги… Половина из них – это даже не разрешения какие-нибудь!

– Но… но… что они тогда такое?

Как ни странно, Коул не потерял головы окончательно. Лоуренс был впечатлен. Возможно, когда-то у мальчика был хороший учитель. Сейчас он держался совсем не так, как на причале, когда он, казалось, вот-вот лопнет от чувств. Однако лицо его оставалось самым печальным, самым жалким зрелищем в целом мире. Возможно, слишком жалким… Хоро протянула Коулу остаток хлеба.

– Просто набор бумаг, которые украли из каких-нибудь торговых домов. Смотри, тут даже извещение о пересылке денег.

При этих словах Лоуренс специально протянул бумагу Хоро. Та умела читать, но извещения о пересылке денег ее совершенно не интересовали, так что бумагу она не приняла. Тогда Лоуренс повернулся к Коулу и протянул бумагу ему. Тот тоже не взял. Ему явно не хотелось глядеть на символ своего позора.

– Я с такими бумагами встречаюсь все время. Напрямую с их помощью денег не сделаешь, нужно знать, кто заинтересован их приобрести. Поэтому, когда их украли, их, должно быть, просто передавали от человека к человеку.

– Хмм… А ведь ходили слухи, что какие-то бумаги пропали… – заметил Рагуса, подправляя курс лодки чуть вправо. – Но кому нужно рисковать красть их?

– Видимо, какому-то работнику, которого собирались увольнять. Он схватил что плохо лежало и скрылся, прежде чем его вышвырнули. Даже если ему не удалось найти соперника своего прежнего нанимателя, которому это можно было бы продать за хорошие деньги, – он всегда мог продать их какому-нибудь мошеннику, а потом уйти из города. Умный ход. Если бы он украл деньги, торговый дом нашел бы его в конце концов. Но из-за подобных бумаг они не будут за ним гоняться – это подмочит их репутацию.

– Почему?

– Если им так сильно нужны эти бумаги, значит, у них есть какие-то подозрительные секреты. Подобные подозрения ни одному торговому дому не нужны.

Весьма продуманный вывод… даже Хоро согласно кивнула.

Лоуренс не ограничивался одними словами; он деловито просматривал бумаги. Попадалось кое-что интересное о покупках, которые делали разные дома… подобные сведения обычно не достаются легко. Для Коула эти бумаги были бесполезны, а вот для Лоуренса вполне могли потянуть десятка на два лютов.

– Ну, ты допустил типичную «ошибку от неведения». Теперь у тебя нет денег даже на проезд на этой лодке, что уж говорить о еде. Но я тебе помогу. Я куплю у тебя эти бумаги.

Брови Коула поднялись, но голова нет. Он по-прежнему сверлил взглядом дно лодки. Очевидно, он обдумывал услышанное. Возможно, какие-то из этих бумаг были на вес золота, но найти на них покупателя будет очень непросто. И ведь он уже потратил деньги, чтобы их купить…

Как Хоро смело могла сказать, что читает мысли Лоуренса, так и Лоуренс мог сказать то же – если мысли были о прибылях и убытках. Но он читал мысли не по выражению лица и мелким движениям мускулов, как Хоро, а просто исходя из собственного жизненного опыта.

– За сколько?

Коул поднял голову с очень решительным видом. Должно быть, он думал, что если будет выглядеть неуверенно, ему предложат меньше. Лоуренсу безумно хотелось расхохотаться, но он сохранил серьезное выражение лица и, откашлявшись, сказал:

– Десять лютов.

– …

Коул наморщил брови и, сделав глубокий вдох, ответил:

– Это… это слишком мало.

– Вот как? Ну тогда можешь забрать их обратно.

Лоуренс без колебаний протянул пачку бумаг Коулу. От маски решительности мальчика не осталось и следа. Сейчас его лицо выглядело еще более жалким, чем было до того, как он нацепил эту маску.

Хоро кинула взгляд на Лоуренса, потом на бумаги. Губы Лоуренса были плотно сжаты. Коул попытался нахрапом поднять цену и остался ни с чем. Предыдущий агрессивный подход не позволял ему пытаться торговаться дальше.

Если бы он успокоился немного, Рагуса и Хоро вздохнули бы с облегчением и рассмеялись; тогда бы он понял, что, выказав слабость, еще мог бы найти выход.

Торговец должен уметь отбросить свою гордость, если это поможет получить прибыль. Так устроен мир.

Конечно, Коул не был торговцем. И он был совсем еще ребенком. Поэтому Лоуренс несколько секунд спустя все же отвел руку с бумагами и произнес:

– Двадцать. Но это последнее слово.

Коул распахнул глаза настолько широко, что они начали слезиться; но он тут же снова опустил голову. Возможно, он считал, что если выкажет радость, то проиграет. У него явно полегчало на душе, но Лоуренс делал вид, что ничего не замечает. Он кинул взгляд на Хоро; та скалила клыки, всем видом говоря: «Кончай издеваться».

– Тогда, пожалуйста… возьмите их…

– Но этого не хватит, чтобы доехать с нами до Кербе. Тебе придется либо сойти на полдороги, либо…

Лоуренс взглянул на Рагусу, с интересом прислушивающегося к разговору. Рагуса добродушно рассмеялся и сказал:

– Так… дай-ка подумать… Думаю, для тебя в пути найдется работенка. Желаешь помочь? За работу я буду платить.

Коул смотрел по сторонам, словно потерявшийся щенок; потом кивнул.



Мостов на реке было довольно много. И это раздражало. Конечно, их обилие было легко объяснимо – легкие деньги, – но это удваивало время в пути.

Более богатые землевладельцы строили и причалы на берегу, где лодки могли останавливаться и перегружать товары. Рядом с мостами, под которыми проходило особенно много судов, стояли палатки и лавки, где речники покупали всякую всячину. Фактически это были уже скорее маленькие деревушки, нежели просто мосты. И все это замедляло путешествие еще больше. Путникам начинало казаться, что даже пешком они бы управились быстрее, чем на лодке.

Груз Рагусы следовало доставить быстро, но все же время не было для него столь важно, как для лодок, везущих в Кербе меха. Те лодки, стараясь добраться до Кербе как можно скорее,  платили больше, чем было необходимо, и обгоняли Рагусу.

– Так мы вообще сможем догнать эту лису? – негромко пожаловалась Хоро. Она не спала, но все равно опиралась на Лоуренса. С тех пор, как они отчалили, она была в каком-то странном оцепенении, и Лоуренс даже начал волноваться, не заболела ли она. Но по размышлении он пришел к выводу, что это просто последствия переживаний в Торговом доме Делинка. Все-таки когда много плачешь, это выматывает.

Под несколькими мостами Рагуса просто проплыл, но рядом с очередным он остановился, чтобы с кем-то встретиться. Увидев нужного человека, он тут же деловито подбежал к нему, потом крикнул Коулу, чтобы тот начал разгрузку. И все это время мимо них проплывали лодки.

– Все равно это быстрее, чем на повозке.

– Правда? – ответила Хоро, поедая глазами пачку бумаг, которые читал Лоуренс.

Лодка качалась мягко, точно колыбель. Укачаться было легче легкого. Путешествие на лодке было довольно-таки изматывающим. Странно на первый взгляд, но это так.

– Для такого тощего цыпленка он весьма усерден.

– Мм… Аа…

Хоро говорила про Коула, неуклюже вываливающего груз на причал. Она была права; Коул ничего не отвечал Рагусе, но исправно делал что было велено. Мешки с зерном он поднимать не мог, а вот с бобами – вполне.

Сейчас в нем ничего не осталось от мальчика, который в отчаянии крикнул Лоуренсу «Учитель!», ставя на кон собственную жизнь. В моменты отчаяния познаются внутренние силы человека.

– Ну конечно. Он попался на такой дешевый трюк; конечно, он хочет вернуть уверенность в себе.

Он истратил все свои деньги на кучу бесполезных бумажек. Те, кто попадаются на удочку мошенникам, всегда теряют веру в себя.

– Кто-то, кто потерял веру в себя, когда попался на удочку мошеннику… где же я это уже видела?

Лоуренс ничего не ответил, сосредоточившись на изучении бумаг.

– Есть там что-нибудь интересное?

– Хмм… да, местами.

– Например?

Внимание Хоро неожиданно отвлекло происходящее на причале. Лоуренс невольно тоже взглянул туда; там стоял мул, едва держащийся на ногах под тяжестью груза. Работа Рагусы и Коула, без сомнений. Зрелище было комичное, но Хоро явно сочувствовала животному.

– Ну например, вот это. Заказ на медные монеты.

– Монеты? В смысле, кто-то покупает монеты? Как в тот раз?

– Нет, здесь они покупают по необходимости. Видишь, они платят больше, чем стоимость этих денег, и даже пишут, что сами оплачивают доставку и дорожные пошлины. Похоже, они это делают регулярно.

– Погоди… я слышала о таком… зачем же им это…

Хоро нахмурилась и закрыла глаза. Разумеется, для покупки монет были и другие основания, помимо попытки выиграть на изменении их стоимости. А если они сознательно шли на убыток, то причина могла быть лишь одна.

Хоро подняла голову и улыбнулась.

– Поняла! Им нужны деньги на сдачу, верно?

– Ооо… точно в цель на этот раз.

На похвалу Лоуренса Хоро отреагировала такой гордой улыбкой, что тот еле удержался от смеха.

– Все точно. Они покупают монеты, которыми будут платить сдачу своим покупателям. Если у продавца нет сдачи для покупателя, вполне возможно, он потеряет всю сделку. Но монеты все время уходят из города вместе с покупателями и бродячими торговцами. Хмм, эти монеты, которые они заказали, скорее всего, отправят через порт Кербе. Кстати, ты знаешь? Островное королевство Уинфилд известно тем, что чеканит не очень много монет, и их деньги иногда называют «крысиными деньгами»… смешно, правда?

Хоро так очаровательно отреагировала на его слова, что ему захотелось щелкнуть ее по носу.

– Это как во время войны или вообще когда дела у государства идут плохо, деньги бегут из страны вместе с ее жителями… как крысы с тонущего корабля.

– Понятно… какая забавная метафора.

– Забавная, да? Хотел бы я знать, кто ее придумал… о?

Пока они болтали, Лоуренс заметил в бумажке с заказом кое-что любопытное.

– Название этого торгового дома… какое-то знакомое?

Где он мог его видеть раньше? Едва Лоуренс попытался вспомнить, как с причала донесся пронзительный вскрик. Лоуренс обернулся на крик, его внимание было отвлечено.

Рагуса держал Коула за шкирку, словно котенка, не давая ему свалиться в реку. Остальные вокруг хохотали; Коул смущенно улыбался.

Похоже, он хороший малец. Хоро была права насчет него.

– Ну… так что ты обнаружил?

– Э? Ах да… вот это название какое-то странно знакомое; я как будто уже слышал его раньше. Или я прочел его в какой-то еще из этих бумаг?

Лоуренс начал лихорадочно пролистывать кипу бумаг; в это время лодку тряхнуло. Рагуса и Коул закончили перегрузку товаров и вернулись.

– Отличная работа! Ах ты ж маленький трудяга!

Хоро поздоровалась с мальчиком, когда тот добрался до носовой части лодки, и его серьезное выражение лица мгновенно улетучилось. Да, он был невероятно любопытен: он тут же с нескрываемой озадаченностью стал смотреть, как Лоуренс листает бумаги.

– Какая жалость. Нет среди этих бумажек ничего полезного.

Эти слова Лоуренс произнес нарочно, не поднимая головы. Он знал, как среагирует Коул: виновато втянет голову в плечи. Хоро зловеще ухмыльнулась Лоуренсу и ткнула его в плечо, молча говоря: «Не смей его обижать».

Конечно, Лоуренс понимал, что Коул надеется: хотя бы какие-то из его бумаг имеют ценность. Он понимал, потому что, по правде говоря, сам однажды оказался в положении, похожем на положение Коула сейчас.

– А, кажется, вот она.

– Хо?

Лоуренс нашел чисто и красиво написанную бумагу, которую искал. Она была датирована прошлым годом… черновик описи грузов. Поскольку в такого рода бумагах даже мельчайшие помарки недопустимы, их переписывают по много раз. И, хотя неудачные копии называют черновиками, по сути они не менее точны, чем окончательные варианты.

Красивым почерком были перечислены товары, их количество и куда они были отправлены. Поскольку у торговых домов не везде бывают отделения, для торговца сведения, где именно они есть – настоящее сокровище. Это все равно что подглядывать в зеркало за деятельностью торгового дома – но, разумеется, нужно знать, что искать.

– Да, все окончательно ясно… ничего полезного.

– О нет…

Коул нервно отвернулся от бумаги, которую он и Лоуренс рассматривали. Лоуренс не сдержал смеха. Уселся прямо и протянул бумагу Коулу.

– Давай почитаем.

Какое-то мгновение Коул молча смотрел на Лоуренса, потом взял бумагу.

– Так… «Запись сделана Тедом Рейнольдсом из Торгового дома Джин».

Лодку качало, и Лоуренсу было трудно держать равновесие. Несмотря на холод, одеяло он оставил Коулу. Сперва мальчик изумленно поднял на Лоуренса глаза; впрочем, тут же вернул внимание обратно к бумаге. Его синие глаза совершенно по-детски спрашивали: «Что там дальше?»

– «Место отправки: порт Кербе. Место назначения: королевство Уинфилд». Да, тот самый Уинфилд. Остров через пролив. Родина той лисы.

Разумеется, подчеркивал Лоуренс специально для Хоро. После этой его фразы уши под капюшоном дернулись. Не то чтобы они гнались за Ив на полном серьезе, но, когда речь заходила о ней, Хоро теряла душевное равновесие.

– Стало быть, это список товаров, которые отсылают из Кербе кому-то в Уинфилде – хотя имя получателя здесь и не указано. Список товаров… можешь его прочесть?

Коул говорил, что «немножко» умеет читать. Похоже, он неважно видел: сильно прищурился и разглядывал буквы какое-то время, прежде чем проговорил:

– Воск… стеклянные бутыли… книги… иголки? Железные блюда… это, олово… скобяные изделия… и… а… ни?

Вопреки своей внешности мальчик оказался на удивление знающим. Может, он даже какие-то мелкие работы торговца мог бы выполнять в дороге?

– «Эни». Так деньги называются.

– Эни… это монеты?

– Да. А ты неглуп, я погляжу?

Лоуренс вспомнил, как сам воодушевлялся, когда его учитель взлохмачивал ему волосы в качестве похвалы, и сам потрепал по волосам Коула – хотя и куда нежнее, чем это делал его учитель. Коул сперва явно удивился, но тут же по его лицу расплылась довольная улыбка.

– Ну, здесь, конечно, записаны товары и цены, но сама по себе эта бумага дохода не принесет… если только она не скрывает какую-нибудь контрабанду.

– А это никак нельзя узнать?

– Нет. К несчастью, они все равно не стали бы писать «Контрабанда» большими жирными буквами.

– О…

Коул кивнул и вновь обратил взгляд на бумагу.

– А тогда…

– Да?

– Что такого особенного в этой бумаге?

Он был явно озадачен: с чего это Лоуренс выделил именно эту бумагу из кипы прочих?

Лоуренс понял, что отвлекся, и усмехнулся над самим собой.

– А. В общем, я заметил, что здесь речь идет в том числе о поставках в Уинфилд монет, отчеканенных в Проании. Если они для сдачи…

И в этот миг Лоуренса озарило. Он уселся прямо и распахнул глаза. Хоро, со скукой разглядывавшая пачку бумаг, удивленно покосилась на него.

– В чем дело?

– Та бумага, которую я читал раньше… где она?

– Мм… вот она.

Хоро подобрала лист и протянула Лоуренсу. Лоуренс держал опись грузов в правой руке, а заказ в левой – и все встало на свои места. Даты различались всего на два месяца. Название торгового дома – одно и то же. Значит, в описи грузов и был указан тот самый груз монет, что они заказали.

– Какое удачное совпадение.

Теперь, когда интерес Хоро пробудился, она тоже принялась читать бумаги, которые держал Лоуренс. Коул встревоженно смотрел на них, стоя возле борта лодки.

Однорукий мошенник работал близ реки, так что и бумаги должны были принадлежать какому-то торговому дому, расположенному рядом с рекой. Заказ был направлен куда-то вверх по течению, а грузы отправлены вниз. Но это как раз было банально; дьявол крылся в цифрах. Когда дело доходило до таких мелочей, торговцы уподоблялись пророкам.

– Цифры не совпадают.

– Где? – спросила Хоро. Коул тоже уткнулся глазами в бумагу – зрение у него действительно было ужасное.

– Смотрите, вот здесь… Заказано было всего пятьдесят семь ящиков, а отправлено шестьдесят. Три ящика добавились.

– И что в этом такого интересного?

Лоуренс положил оба листа рядышком на дно лодки и, говоря про цифры, указывал на них пальцем. Однако объяснить оказалось непросто.

– Не видите? Хмм… Ну вот смотрите: чем больше монет чеканится, тем больше прибыль. И эта прибыль настолько велика, что там за всем очень тщательно следят… очень уж соблазнительное дело для разных мздоимцев. И все эти запреты и проверки приводят к тому, что поставляется всегда ровно столько монет, сколько было заказано.

– Но, может, они просто не смогли за один раз доставить крупную партию. Или какая-нибудь лодка потеряла несколько ящиков в шторм, когда шла через пролив. Короче, они, может, просто возмещают какие-нибудь такие потери от прошлого раза.

Это выглядело разумным, но все равно – невозможно было просто взять и добавить три ящика, не объяснив причину. Конечно, Лоуренс знал, что какое-нибудь невинное объяснение вполне возможно… но подозрительность – естественная черта любого торговца.

– Да, может быть, ты и права. В любом случае это лишь мое чутье… просто слишком уж удобное совпадение.

Хоро пожала плечами.

– Чего я не могу понять, так это почему они считают деньги ящиками, а не монетами.

– Неужели?

Лоуренс не мог поверить, что она говорит серьезно; однако Коул тоже, судя по всему, думал о том же. Лоуренс отогнал удивление, записав это на счет разницы между знанием торговца и общим знанием.

– Потому что они не хотят считать их мешками, разумеется.

– О, да ты отменный шут.

Хоро и Коул разом рассмеялись, затем переглянулись.

Знание торговца проистекало из опыта, и опыт этот часто бывал довольно-таки нелеп.

– Нет, серьезно: предположим, они везут десять тысяч монет. Сколько времени уйдет, чтобы пересчитать их все? Если они в мешках, вам придется их вынуть и пересчитать монету за монетой. На это полдня уйдет, не меньше.

– Почему не подрядить десять человек?

– Естественное решение. Но два вора хуже, чем один вор, а три – хуже, чем два. Если один человек считает неправильно, ты этого одного и подозреваешь. Но если десятеро дают неправильный ответ, подозревать приходится всех десятерых. Возникает необходимость в надсмотрщике, и в результате дела тормозятся вплоть до полной остановки.

– Ну… – Хоро кивнула, Коул склонил голову набок.

Похоже, они оба пока что не были убеждены в преимуществах использования ящиков.

– Кроме того, если в дороге один из мешков украдут, это не сразу заметят.

– С ящиками разве не то же самое?

– …А, я, я понял!

Глаза Коула загорелись, и он привычным жестом поднял руку. Когда он осознал, что только что сделал, он тут же опустил руку и неловко улыбнулся, словно нечаянно выдал какой-то важный секрет. Хоро, похоже, ничего не поняла, но вообще-то такой жест был типичен для школяров.

– Ты школяр?

Если Лоуренс угадал, то любопытство мальчика, его неожиданные познания и контраст между манерами и рваным одеянием легко объясняются.

Коул был в ужасе; он съежился и шагнул назад, от его открытого поведения не сталось и следа. Хоро, похоже, совершенно ничего не понимала. Лоуренс же все прекрасно понял и успокаивающе улыбнулся.

– Все хорошо. Я всего лишь бродячий торговец, так что все нормально.

Коул, дрожа от головы до пят, смотрел на улыбающегося торговца. Хоро по-прежнему оставалась в неведении, что произошло, но сложившуюся ситуацию в целом ухватила. Она протянула руку Коулу; тот едва не перекувырнулся через борт лодки.

– Мой партнер не только бродячий торговец; он еще и добряк, каких поискать. Не нужно его бояться.

Улыбка юной девы стоит куда больше, чем мужская. Ну и то, что Хоро была красавицей, тоже помогло, разумеется. Коул лишь секунду колебался, когда Хоро взяла его за руку.

– Ну, ну, не плачь, здесь тебе никто не причинит вреда.

Лоуренс так долго был жертвой насмешек Хоро, что всякий раз, когда ему открывалась ее ласковая сторона, он оказывался потрясен… но зрелище волчицы, мягко успокаивающей Коула, было для него совершенно внове.

Ее хрупкое телосложение заставляло любого стремиться ее защитить, уберечь; но на самом-то деле это она была Мудрой волчицей, веками защищавшей деревню, – кем-то вроде богини. Ее великодушие без преувеличения можно было назвать героическим.

– Ну так расскажи… почему они пользуются ящиками?

Лоуренс знал: чтобы успокоить Коула, им с Хоро нужно показать, что им безразлично, что он школяр; Хоро явно тоже это поняла. Мягко отпустив его руку, она задала ему этот вопрос.

Коул по-прежнему смотрел испуганно, но постепенно успокаивался. Наконец он окончательно взял себя в руки, молча вытер глаза и поднял голову.

– Ты… ты вправду…

– Да. Клянусь.

Эти слова Хоро точно заклятье разрушили. Коул сделал глубокий вдох. Хоро едва заметно улыбнулась – ей по-прежнему было интересно знать то, чего она не понимала.

– Ээ, да… для чего им ящики…

– Мммхмм?

– Ну, потому что… мм… если ты пользуешься ящиками… ты всегда знаешь, сколько туда влезает.

Хоро нахмурилась… похоже, Коул ее превзошел.

– Блестяще! Совершено верно. Объем ящика можно измерить заранее, потом аккуратно наполнить его монетами. Если известен размер ящика и размер монеты, можно узнать, сколько монет должно быть в правильно наполненном ящике. Даже если один ящик потеряется – сразу известно, сколько монет пропало. Ни счетчики, ни надсмотрщики не нужны – сплошные преимущества.

Лоуренс повернулся к Коулу.

– Мне самому ответ в итоге сказали… похоже, наш маленький школяр действительно умен.

Коул наконец выпрямился и улыбнулся. Лицо Хоро было совершенно бесстрастным, так что непонятно было, действительно ли она не знала ответа. Она была так добра – могла просто решить, что невежливо будет опередить мальчика и дать ответ самой.

– Но, должен сказать, три ящика – это серьезно, так что становится действительно интересно.

Эту фразу Лоуренс обратил к Хоро; та пожала плечами, всем видом показывая: «Мне так уже наскучила эта нудная беседа».

– Эмм… ммм… – прервал их Коул.

– Да?

– А почему это серьезно?

К удивлению Лоуренса, на его лице был написан интерес пополам с задумчивостью. Хоро метнула взгляд на Коула, потом вернулась глазами к Лоуренсу.

– В общем, это может доказывать, что они чеканят монеты для каких-то собственных нужд…

Коул ахнул в предвкушении. Лоуренс обнаружил, что его губы помимо воли изогнулись в улыбке.

– …Но это не более чем пустое предположение.

– Аа, ну да…

Коул разочарованно сник.

Странно. Коул, похоже, вовсе не думал о том, чтобы вернуть себе деньги, которые отобрал мошенник. Его ли деньги это были вообще? Может, он их позаимствовал у кого-то? Лоуренс повернулся к Хоро, но та лишь пожала плечами. Мысли других она могла читать, однако воспоминания оставались вне ее досягаемости.

– Но пустые предположения отлично помогают убить время, когда плывешь на лодке, верно?

Коул кивнул, по-прежнему разочарованный.

Этот паренек устроил такую сумятицу на причале со своим «разрешением на сбор пошлин». Потом была эта его невероятная ставка на доброту Лоуренса. Несомненно, храбрости ему было не занимать. Кроме того, он был умен, послушен и нищ. Типичнейший школяр.

Точно так же, как близ церковного города Рубинхейгена Лоуренса искренне заинтересовала пастушка, с которой он тогда познакомился, так и сейчас он понял, что мальчик ему интересен. Что он пережил, прежде чем очутился в нынешней ситуации? Почему он купил эти бумаги? Лоуренс с трудом удерживал себя от расспросов, понимая, что если будет спрашивать, Коул, скорее всего, закроет свое сердце.

Как правило, школяры легко становились жертвами воров, игроков и пьянчуг. Проще простого обмануть бродячего школяра, у которого нет ничего, кроме свободного времени. Коул был напуган, видимо, совсем недавно испытав на собственной шкуре, как жесток мир. Поэтому Лоуренс нацепил свою деловую улыбку и спросил:

– Я слышал, школяры много предметов изучают… а что изучал ты?

Многие из бродячих школяров лишь называются так – учение они не воспринимают всерьез. Но Коул умел читать, так что, похоже, это был не тот случай. Лоуренс принялся выравнивать стопку бумаг. Коул нерешительно ответил:

– Эмм… законы Церкви.

– О?

Законы Церкви… неожиданность. Неужели Коул собирался выучиться и стать священником?

Некоторые люди идут в школяры просто потому, что богаты, а учеба – хороший способ убить время. Другие не хотят наследовать семейное дело, надеясь на более великое будущее. Третьи не хотят зарабатывать себе имя тяжелым трудом. Школяров, искренне стремящихся учиться, на удивление мало.

Те, кто изучают законы Церкви, – вообще особый случай. Они не желают идти монахами в монастыри, они хотят заполучить работу в самой Церкви… в самом средоточии алчности и коварства.

– Но… у меня не было денег на учебу…

– И поэтому тебе пришлось уйти?

Лоуренс подтолкнул разговор в нужном направлении, иначе ему пришлось бы всю ночь потратить, чтобы куда-то добраться.

Коул кивнул.

Обычно школяры собираются группами, чтобы вместе нанять себе учителя и снять комнату в поместье какого-нибудь богатого аристократа. Если они не могут платить, их выгоняют.

Ходит легенда, что один человек, желающий стать школяром, попросил говорящую птицу подслушивать, что происходит на занятиях, а потом пересказывать ему. Но, разумеется, веры подобным легендам не больше, чем рассказам о чудесах.

Учителя нередко даже на вопросы отказываются отвечать, если им не заплатят дополнительно. Если школяр небогат и не умеет зарабатывать деньги сам, закончить учебу ему очень трудно.

– И где эта так называемая школа? В Эрисоле?

– Нет. В Акенте.

– В Акенте? – ахнул Лоуренс, и Коул стыдливо опустил голову, словно его только что отругали. Хоро взглянула на Лоуренса возмущенно, но тот был не виноват – Акент был так далеко.

Хоро ободряюще похлопала Коула по спине.

– Прости… он просто так далеко… Должно быть, ты долго сюда добирался.

– …Да.

– Акент… «Место, где собираются мудрецы и честные школяры, где течет лишь самая чистая вода. Город, где яблоки, плоды мудрости, растут круглый год, где люди обмениваются идеями на всех четырех главных языках, где мысли пронизывают и соединяют все, вплоть до самого дна моря. Рай истины и мудрости». Вот что такое Акент.

– Какой замечательный город… яблоки круглый год! Это же действительно рай!

Коула, похоже, поведение Хоро удивило; она чуть ли не облизывалась. Мальчик улыбнулся. Конечно, понять, насколько ее слова были преувеличением, было невозможно. В конце концов, она же Мудрая волчица.

– Мм… та часть – неправда…

– Что?..

Хоро уставилась на Коула с потрясенным видом. Мальчик тут же поспешил ее утешить – похоже, она уже полностью завоевала его душу.

– Но! Это… Там на самом деле много разных фруктов продавали в лавках… даже очень редкие…

– О?

– Да, там даже был один такой, совершенно невероятный, весь в волосах… такой большой, что я его едва удержать мог, и такой твердый, что без молота не расколешь. Зато сок у него такой сладкий и вкусный.

Кокосовый орех, несомненно. На юге в определенное время года их можно было часто видеть на кораблях. Хоро, судя по всему, не видела их никогда. С учетом ее воображения – возможно, лучше бы ей и не знать, как они выглядят. Лоуренс видел в продаже различные блюда из кокоса, но никогда сам орех в его природном, волосатом обличье.

Хоро перевела взгляд на Лоуренса. Ее глаза горели жадным огнем – явно это было не притворство.

– Ладно… куплю тебе штучку, если мы на него наткнемся.

Кокосовые орехи на севере встречались куда реже, чем персики в меду – очень, очень редкий плод. Так что давать подобное обещание было вполне безопасно. Ну, разумеется, если они таки наткнутся на кокос – Лоуренсу конец.

– И, ну… Акент совсем не похож на рай. Там все время ссоры и дрязги. На постоялых дворах воруют; кто там останется на ночь, легко может лишиться всего вообще. Люди все время дерутся. А когда становится слишком жарко, повсюду начинаются пожары.

Место, где собрано множество школяров, которым совершенно нечего делать; школяров самых разных возрастов – от Коула до Лоуренса. Место, где даже спящего пирата могут ограбить. Да, представление Лоуренса об Акенте явно было приукрашено. Коул, однако, выдавил улыбку и не стал исправлять это представление дальше. В городе школяров было оживленно – но то было и доброе, и злое оживление.

– Я встретил там доброго учителя, который много знал. И он меня многому научил.

– Это верно, для твоих лет у тебя отличный словарный запас. Ты молодец.

Коул был так очарователен, когда смущенно улыбался, что Хоро тоже улыбнулась.

– Тогда что же заставило тебя проделать весь путь досюда?

Коул опустил глаза, хотя улыбка с его лица не исчезла.

– Я… вошел в дело с книгами.

– В дело с книгами?

– Да. Помощник моего учителя сказал, что учитель пишет дополнение к своей книге, поэтому я должен купить копию, пока цена не выросла. И…

– И ты ее купил.

– Ага.

Лоуренс искусно убрал с лица эмоции.

Когда знаменитый мудрец пишет дополнение к книге, изначальная версия сразу становится редкостью.

Издатели частенько просят мудреца написать дополнение к книге, которая плохо продается. Они тогда отзывают все предыдущие копии, потом выпускают заново, уже с дополнением.

Из-за отзыва старая версия становится редкостью, и среди книголюбов ее цена взлетает. Так что слухи, какой автор к какой книге пишет дополнение, постоянно ходят в школьных городах… и на этом извлекаются большие доходы.

Но, в отличие от предсказания цен на меха или урожая зерна, гадание на книгах было столь же неточным, как предсказание погоды. Никто не хочет связываться с таким риском. Однако Коул был наивным юным школяром, старавшимся держаться подальше от проблем города… он не знал об этих вещах.

Проще говоря, никакого «дела» не было – Коула просто использовали.

– Мне не хватало денег, чтобы заплатить за все время обучения. И я решил, что их надо заработать. А эта книга дорожала с каждым днем. Мне надо было купить ее как можно скорее, если я хотел заработать. Но у меня не хватало денег, так что пришлось занять у друга помощника.

Обычнейшее мошенничество. Оно именно так и начинается: издатель якобы уговаривает автора написать дополнение. Один мошенник распространяет слух, другой скупает достаточно много экземпляров книги, чтобы слух выглядел достоверным.

По мере того как в схему вовлекается все больше людей, цена книги взлетает, и мошенники продают свои экземпляры доверчивым новичкам, делая на этом хорошие деньги. Им нужно лишь угадать, когда начать продавать, чтобы прибыль была как можно больше.

Лоуренс ожидал, что Хоро, услышав это, будет вне себя от ярости… но та лишь печально смотрела на мальчика. Из-за ее поведения Лоуренс чувствовал себя все более неуютно.

– В общем, учитель так и не написал дополнение… по личным причинам. И книга вдруг стала совсем дешевой.

Коул, похоже, даже не понимал, что его обманули. Он улыбался, пересказывая всю эту историю. Но Лоуренс не сомневался: все было в точности так, как он подозревал. Мальчик угодил в ловушку. Он одолжил деньги, чтобы купить книгу. У него самого не осталось денег не только на обучение, но даже на комнату и хлеб. Он не мог вернуть долг – и вынужден был бежать.

Ему удалось проделать весь этот долгий путь благодаря поддержке других школяров; связи между ними были прочнее даже, чем между торговцами. Ленивых школяров хватало в любом городе, и найти их было легко.

Школы располагаются в основном на юге, но в больших городах, таких как Рубинхейген, можно бесплатно учиться у уличных лекторов. Правда, для школяров такая жизнь тяжела – все-таки зимы на севере холодные.

– Я… я хотел вернуть деньги, я просил повсюду. И оказался в конце концов здесь. Я думал, зимой здесь будет много людей, и я смогу найти работу.

– Ты имеешь в виду – из-за ежегодной северной экспедиции?

– Да.

– Ясно.

Стало быть, отмена экспедиции ударила и по Коулу. Никто не пришел, и работы не появилось. Чтобы только пережить зиму, Коулу пришлось бы потратить все, что скопил, собирая подаяние. И именно тогда, когда он нуждался в помощи больше всего, объявился еще один мошенник.

Коул хотел изучать законы Церкви, но вместо этого Единый бог нанес ему страшный удар. Или, если выражаться, как любят церковники, – он устроил мальчику испытание.

– И после всего этого трудного путешествия ты наткнулся на нас, да?

– Ага.

– Это просто судьба, верно?

Хоро улыбнулась и взглянула на Лоуренса. Грязное лицо Коула слегка покраснело.

– Твое странствие было полно несчастий и потерь, но за потерями следуют находки. На твоем пути лежало множество ловушек, но не все их можно было избежать. Незнание – грех, но все хорошо, теперь у тебя все будет хорошо.

У нее что, совсем ни стыда ни совести нет? Лоуренс был поражен. Хоро явно пыталась спихнуть Коула на него, не беря на себя ни малейшей ответственности.

– Незнание… грех?

– О да. Но сейчас все в порядке. Мой партнер – весьма опытный торговец, который…

Лоуренс поспешно накрыл ее рот рукой, его глаза подморгнули. Мгновением позже он ощутил клыки на своих пальцах и, так же поспешно убрав руку, закончил фразу за Хоро.

– У твоего партнера есть партнерша, которая обожает поговорить. Уж конечно, она не откажется поделиться своим даром мудрости и жизненного опыта?

– О? Как странно. Может показаться со стороны, что твой опыт меньше, чем у такой юной девушки, как я.

– Грр…

Конечно, истинный облик Хоро оставался для всех секретом, так что здесь Лоуренс был бессилен с ней спорить. Коул смотрел на них озадаченно. Глаза Хоро явственно выдавали, что она наслаждается происходящим, – но, кроме того, они говорили, что она настроена решительно. Хоро пошла на поводу у собственной доброты. Лоуренс посочувствовал ей в этом, но к ситуации с Коулом он никакого отношения не имел.

Одной лишь помощи в учебе недостаточно, чтобы человек мог решить свои проблемы. Ему следовало научиться распознавать ловушки, не только узнать, какие они бывают. А этого несколькими днями учебы не достичь. Конечно, Хоро это знала… именно поэтому она так себя и вела.

– Почему же ты так добр ко мне? – шепнула Хоро Лоуренсу, притянув его ухо к самому своему лицу. – Только потому что я красивая? Неужели ты такой мелкий человечек?

– Что?

Отчасти, конечно, именно потому, что она красивая. Лоуренс мог в этом сознаться открыто. Но ясно же, что это не единственная причина.

Похоже, Хоро решительно настроилась заставить Лоуренса обучать Коула, хочет он того или нет. Она неотрывно смотрела на Лоуренса… и спасения от ее взгляда не было.

– Ну хорошо, хорошо! Только… отпусти меня.

Лоуренсу совершенно не хотелось, чтобы одно его ухо стало длиннее другого. Хоро наконец отпустила ухо, прошептав напоследок:

– Молодец, хороший партнер.

Радостно улыбнулась и дернула своим ухом.

Лоуренс вздохнул. Все это шло вразрез с его желаниями, так что ему не хотелось вознаграждать Хоро хоть взглядом. Ему смертельно хотелось отомстить… правда, если он это сделает, Хоро его просто разорвет, как пить дать.

– А что скажет наш маленький попутчик? Желает ли он учиться?

Лоуренс глядел на Коула. Тот походил на щенка, внезапно понявшего, что у него может появиться новый хозяин. Ему представился шанс. Он, конечно, страшно нервничал, но все-таки он был неглуп. Усевшись прямо, он сделал глубокий вдох и ответил:

– Эмм… это, пожалуйста, обучите меня всему! Я буду стараться изо всех сил!

Хоро удовлетворенно кивнула. Ну конечно, она-то теперь может позволить себе расслабиться – не ей же обучать мальца.

Вновь Лоуренс вздохнул. Не то чтобы ему было тяжело исполнять роль учителя – но это обычно такое нудное и скучное занятие. И ведь это был даже не его выбор… да, Хоро была с ним не только из-за красивого личика.

– У меня нет выбора. Мы же и вправду все в одной лодке.

Как только он выдал эту шутку, лодка неуклюже закачалась. Коул разинул рот. Хоро вздохнула. Лоуренс смутился еще сильнее, чем раньше. «Шутить я совершенно не умею», – мелькнуло у него в голове. И, словно отвечая ему, Хоро произнесла:

– Волноваться не о чем, такой дурень мне и нравится.

Глава 3Править

Чтобы обучить Коула всем разновидностям мошенничества, понадобилась бы вечность. Но на самом деле мальчику всего-то надо было научиться не попадаться в ловушки мошенников… а еще – научиться зарабатывать. Если он не будет жадным, то и проблем у него не будет. Впрочем, многие обнаруживали, что не быть жадным – довольно тяжело.

– Когда кто-то предлагает тебе сделку, которая должна принести прибыль, тебе нужно взглянуть на нее с его точки зрения. Ты должен думать не только о том, что можешь приобрести, но и о том, что можешь потерять. Скорее всего, если настроишься на такой ход мыслей, тебя не обманут.

– Но что бы я ни делал, все равно у меня будут и удачи, и неудачи, да?

– Конечно. Но сделки всегда обещают прибыль. Если то, что ты можешь приобрести, намного больше или намного меньше того, что ты можешь потерять, – в обоих случаях надо насторожиться. И то, и другое – тебе сигнал.

– Даже если прибыль намного больше?

Коул явно был из числа школяров, готовых платить за знания: трудолюбивый и умный парнишка. Лоуренс был не рад, что ему приходится его обучать, но по крайней мере мальчик быстро все схватывал. Благодаря этому у Лоуренса становилось легче на душе, и идея учить Коула не выглядела уже такой непривлекательной.

– Судя по твоему выражению лица, тебе трудно это принять.

– Нет… эээ – да.

– В этом мире всегда следует ожидать худшего исхода, не лучшего. Нельзя надеяться на лучший исход, когда кто-то предлагает тебе сделку. Почему? Сделок много, а вот количество удачи в мире ограничено. Надеяться, что тебе повезет, – ничем не лучше, чем просто ткнуть пальцем наугад в кого-то и сказать: «Сегодня у тебя будет удачный день». Вот скажи мне, сбудется такое предсказание или нет?

Эту мудрость сам Лоуренс узнал у своего учителя, но сейчас, когда он делился ей с другим, она выглядела более важной, более значимой. Несомненно, это было золотое правило жизни. Если бы сам Лоуренс его держался, его путешествия с Хоро были бы куда менее опасными.

– Давай-ка теперь применим это к твоему случаю.

Хоро слушала их разговор с расслабленным видом. Игривая улыбка, с которой она начала слушать, постепенно превращалась в улыбку радостную, пока она наблюдала, как Лоуренс и Коул с серьезным видом обсуждают всякую всячину.

Лодка шла ровно. Было холодно, но не ветрено.

Для Лоуренса многое изменилось с тех пор, как он повстречал Хоро. Путешествовать с ней было уютно и спокойно. Такого с ним никогда раньше не было; никогда он так себя не чувствовал во время своих одиночных странствий, хоть и подозревал время от времени, что когда-то, когда мир был моложе, все люди были такими вот беззаботными.

Он учил Коула, а мысли ворочались в голове. Той Хоро, что носила на лице злодейскую ухмылку, больше не было. Водная гладь была такой холодной на вид, так откуда же это тепло? Лоуренс понятия не имел, но чувствовал, как все его тело расслабляется. Его разговор с Коулом тоже шел все более гладко. Мальчик понимал его слова, а Лоуренс понимал вопросы мальчика.

Удача ему в пути, может, и не встречалась, зато встречались хорошие люди. И как раз когда эта мысль заползла ему в голову –

– Ха-ха… а вы, я вижу, серьезно увлеклись.

Голос Рагусы словно вырвал Лоуренса из сна. Коул, похоже, чувствовал то же: он вздрогнул и заозирался.

– Э? Что… что случилось?

– Аа, ничего. Просто мы подходим к последнему мосту на сегодня, и я пришел узнать, не нужно ли вам что-нибудь купить на ночь.

– А, понятно.

Лоуренс повернулся к Хоро и спросил, достаточно ли у них еды. Если они будут делиться с Коулом, им может и не хватить.

– Достаточно.

– Тогда все в порядке, Рагуса.

– Вот и хорошо. Хотя… необычно…

Рагуса потянулся, потом сел, привалившись к ящикам. На лице появилась улыбка.

– Плод лжи, да? Похоже, ты нашел себе отличного ученика.

При этих словах мальчик смущенно съежился и сполз на самое дно лодки. Вот опять. Такая реакция – от того самого мальчика, который гордо стоял, когда его хвалили.

– Я несколько раз нанимал мальчишек, но ни один не продержался и года. Найти такого, кто бы работал, не дожидаясь, когда его отругают или стукнут, – просто чудо.

Лоуренс ответил туманно:

– Должно быть, так.

Бродячих школяров повсюду презирали и избегали из-за их противозаконных выходок. Они не работали, они ни к чему не стремились – репутация их оставляла желать лучшего. Коул был серьезно настроен работать в этой поездке и в то же время демонстрировал терпение и тягу к учебе. Он вполне мог в скором времени заслужить всеобщее доверие. И, что самое смешное, мальчик всего этого не осознавал.

Счастливее всех была Хоро.

– Кстати, у этого моста будет еще работенка, но…

– О! Позвольте мне помочь.

– Ха-ха… тебя твой учитель отругает за такое поведение.

– Э?

При виде глупо-озадаченного выражения лица Коула Лоуренс мог лишь улыбнуться, потом произнес:

– Сомневаюсь, что он хочет стать лодочником или торговцем… я прав?

Глаза Коула распахнулись во всю ширину, и он начал переводить взгляд с Лоуренса на Рагусу и обратно. Видно было, как он ищет ответ на вопрос всеми силами своего ума.

Лоуренс и Рагуса, конечно, не так сильно рассчитывали на него, как Хоро, но все же им хотелось знать его планы.

– …Да. Я все равно хочу изучать законы Церкви.

– А. Какая досада.

– Как я и предполагал.

– Ну что ж, у нас обоих нет шансов. Придется нам сдаться и передать его Господу. Господь всегда побеждает.

Рагуса мелодично вздохнул, и на его лице вновь появилась улыбка. Затем он встал, прошел на корму лодки и взялся за весло.

Тех, кому дарован талант, приветствуют в любой профессии.

– Эмм?..

– Хех… не обращай внимания. Просто учись, и ты сам скоро станешь мастером.

– А…

Коул явно не понимал, но все равно кивнул.

Когда лодка подошла к причалу, Коул взялся за работу. Оставшийся в лодке Лоуренс принялся размышлять над словами Рагусы. Да, бог всегда побеждает.

– Ты думаешь, это досадно, верно?

– Хмм? Да, думаю, да.

– Ну, у тебя с мальчиком еще есть шанс.

Лоуренс удивленно повернулся к Хоро.

– Сделать меня независимым торговцем… тебе этого недостаточно?

– Ты им не станешь, пока у тебя нет учеников.

Ученики? Лоуренс уже говорил Хоро, что, когда у него будет собственная лавка, его вольным приключениям придет конец. И теперь она говорит ему, чтобы он искал учеников?

– Нет, для меня еще слишком рано.

– Правда?

– Да… может, через десять лет… или даже через пятнадцать.

Несколько лет назад такое будущее выглядело слишком далеким, чтобы о нем хотя бы думать. А сейчас он мог предвкушать подобные вещи без всякой неловкости. Такое было совершенно невозможно, когда Лоуренсу казалось, что впереди весь мир, но сейчас будущее медленно, но верно оказывается прямо перед ним.

– Через десять лет? Мм… к тому времени ты станешь вполне мужественным.

– Что… в каком смысле мужественным?

– Ты действительно хочешь знать?

Возвращение злодейской улыбки давало понять, что для этой темы Хоро приготовила сильнодействующее оружие. Лоуренс решил, что уклониться на этот раз будет вполне разумно, и воздержался от контратаки.

– Ох-хо… весьма умно с твоей стороны.

– Ну спасибо.

Хоро шлепнула его по плечу и надула губы, словно сердясь. Лоуренс в ответ улыбнулся и протянул руку к стопке бумаг. Он, конечно, отвлекся, но сейчас вопрос о лишних монетах вновь всплыл в голове торговца.

– Воистину алчный торговец.

– Что?

– Чуть что – прямо к бумажкам. Они вправду настолько интереснее, чем разговор со мной?

Следует ли ему улыбнуться неверящей улыбкой? Ясно одно: если он сейчас скажет «Неужели ты ревнуешь меня к бумажкам?», Хоро его отколотит.

– Почему все-таки это так интересно, что там три лишних ящика?

– Трудно ответить… Скажем так: подобные загадки меня просто приводят в восторг. Но не беспокойся, я не собираюсь на этот раз влезать ни в какие бунты.

Пролистывая бумаги, он вскоре наткнулся еще на одну, принадлежавшую Торговому дому Джин. Если продолжит искать – почти наверное найдет и еще.

– …

Ему показалось, что Хоро хочет что-то сказать, и он поднял голову. Хоро вновь откинулась на борт лодки, сжимая в руках одеяло.

Ее хвост под балахоном колыхался – она была недовольна. Иногда ее мысли было так легко читать: «Конечно, Коул в первую очередь, но теперь, когда он ушел, ты должен думать обо мне». Лоуренс подивился, насколько эта его догадка близка к истине.

– Не хочешь помочь?

– …Может быть. Не особо.

Сейчас она напомнила Лоуренсу саму себя из того времени, когда своей показной скромностью пыталась заставить его купить яблоки. На лице ее было написано недовольство, но уши выдавали радость.

– Это название… Торговый дом Джин… Я хочу найти еще бумаги, где они упоминаются. Ты ведь из-за этого не затоскуешь до слез, нет?

– Во всей этой куче?..

– Да.

Коул купил довольно много бумаг. Их носили в котомках и в руках, так что часть из них были изрядно помяты. На некоторых повсюду виднелись следы пальцев, другие начали выцветать. Очень разношерстная подборка, написанная множеством разных людей.

Лоуренс передал Хоро где-то сотню листов, и они вдвоем принялись искать упоминание Торгового дома Джин. Лоуренс мог в считанные секунды определить, что за бумага перед ним, и это помогало ему сразу понять, где искать название торгового дома. Но от Хоро чтение требовало большой сосредоточенности.

То, как она время от времени исподтишка кидала взгляды на Лоуренса, явственно выдавало ее встревоженность. Хоро ни за что не желала признавать, что Лоуренс хоть в чем-то лучше, чем она. Лоуренс сделал вид, что не замечает ее взглядов, и стал перебирать бумаги медленнее.

– Но, ты…

– Хмм?

Хоть Лоуренс и замедлил чтение, все равно он был быстрее Хоро. Она хотела попросить его читать еще медленнее? Или ему уже начинает мерещиться?

Хоро прекратила читать. Опустила бумаги и уставилась куда-то в пространство.

– Случилось что-то?

– Нет… ничего.

Хоро покачала головой и посмотрела на бумаги у себя в руках. Но, какой бы великолепной лицедейкой она ни была, такое вот «ничего» никак не могло сработать.

– Если тебе нужно внимание, не надо показывать это так явственно.

Лоуренс забеспокоился, не рассердится ли Хоро, но она была превыше этого. Она улыбнулась, словно насмехаясь над самой собой, потом выровняла свою стопку бумаг.

– Глупый вопрос только что пришел мне в голову.

Она подобрала одну из бумажек и прищурилась, глядя на нее.

– И какой же?

– Действительно глупый… Вот интересно, на что он похож, этот город, куда мы плывем?

Услышав это, Лоуренс обернулся и кинул долгий взгляд в сторону низовьев реки. Даже намека на Кербе еще видно не было.

Он не мог объяснить почему, но он чувствовал, что голос Хоро содержал нечто большее, чем просто слова. Не говоря уже о том, что если она называла что-то глупым, обычно все было совсем наоборот.

– Я всего несколько раз проезжал мимо него. А в самом городе, признаться, вообще ни разу не был.

– Это неважно… какой он?

Если бы это было действительно неважно, Лоуренс вполне мог бы и подшутить над ней, но… Он напряг память.

– В общем, река заканчивается большой дельтой. В самом городе люди и не живут вовсе. Там в основном постоялые дворы, склады… менялы и лавки… и много людей ходят. А все дома, где они живут, стоят вдоль дельты к северу и к югу от города. Вообще-то вся дельта и называется Кербе, хотя ее отдельные части друг с другом связаны плохо.

– А. А.

Хоро смотрела на лист бумаги у себя в руках, но было бы чересчур оптимистично полагать, что она его читала.

– Как-то раз я был на большом торговом корабле, который плыл в далекие страны. Кербе был одним из портов, где мы останавливались, чтобы пополнить припасы. Корабль был слишком большой, чтобы зайти в дельту, – там было слишком мелко. Так что мы остановились рядом, между мелкими лодками.

Лоуренс прервался, чтобы понаблюдать за реакцией Хоро. Ему казалось, что его объяснение – плохая замена собственным впечатлениям; но Хоро, похоже, была другого мнения.

– И что ты там видел, в дельте?

Прямо перед ее глазами была бумага, но, Лоуренс подозревал, смотрели они куда-то далеко-далеко, сквозь нее. У Лоуренса было ощущение, что он ведет через Кербе слепого человека, рассказывая ему все в подробностях. Но высказать это вслух не осмелился.

Хоро повернулась к нему и взглядом попросила продолжать. Лоуренс, тщательно подбирая слова, заговорил вновь.

– Ээээ… когда мы подошли к дельте, первое, что мы увидели, – разбитые корабли, севшие на рифы… почему-то они мне напомнили ворота. А дальше был рынок, очень шумный и многолюдный. Но там были не мелкие палаточки, там все продавали в больших количествах. Проще говоря, это был специальный рынок для торговцев. Все грузы начинали свой путь здесь, заканчивали, возможно, в каких-нибудь далеких странах… а, и да: там было множество домов развлечений для моряков… это… так что и тебе там будет чему порадоваться.

Он пожал плечами. Хоро в ответ улыбнулась.

– И было много громадных таверн, из них всегда доносилась музыка… и смех.

Хоро чуть кивнула, но головы не подняла.

– А куда шел тот корабль?

– Тот корабль? Который?

– Тот, на котором был ты.

– А, он отправился на юг вдоль побережья материка, до города под названием Йордос. Там полно людей с умелыми руками. В основном корабль перевозил янтарь с севера на юг. Йордос знаменит своими поделками из янтаря. Он ближе к югу континента, чем Паттио, где мы с тобой заблудились в подземелье, и Пасро, где мы встретились. Вода в море была теплее, но темнее.

В те годы Лоуренс был моложе и беззаботнее; у него не было еще лошади и повозки. Вольный ветер путешествий он ценил больше, чем саму жизнь. Впрочем, этого он сейчас говорить не стал.

Плыть на лодке по реке и плыть на корабле по морю – совершенно разные вещи… на море было гораздо хуже. Лоуренсу тогда пришлось взять мех с водой размером с бычий мочевой пузырь и обращаться с ним очень бережно, чтобы при качке не пролилось ни капли.

А качка была. Корабль качало так сильно, что непривычных к таким условиям торговцев все время тошнило… некоторых – настолько сильно, что рвота стала кровавой. К тому времени, когда корабль добрался наконец до места назначения, все торговцы стали больными и еле держались на ногах.

Лоуренс сам себе поражался, когда вспоминал, что эту поездку он совершил три раза.

– Как это мило… но… что такое янтарь?

– Ты что, не знаешь?

Столь прямо заданный вопрос стоил ему сердитого взгляда. Лоуренс думал, что Хоро должна знать, раз уж она богиня, жившая в лесу; с другой стороны, раз она не знала про пирит, то и янтарь вполне мог быть ей незнаком.

– Это затвердевшая смола деревьев. Выглядит очень похоже на драгоценный камень… а по цвету, как… хмм, твои глаза, например.

Лоуренс показал пальцем на лицо Хоро и рассмеялся, когда она скосила глаза к переносице, словно пытаясь посмотреть ими друг на друга.

– Я это нарочно, – тут же заявила она; впрочем, конечно, она вовек не признается, правда ли это. Кому, как не Лоуренсу, это понимать; и потому он просто продолжил рассказ.

– В общем, кусочки янтаря стоят, как драгоценные камни.

Только тут Хоро, похоже, осознала, что Лоуренс пытается сделать ей комплимент. Смирившись с этим, она улыбнулась.

– Ммм! Теперь понятно, почему они для тебя такие красивые… и что было потом, когда ты сошел на берег?

– Потом? Нууу…

Лоуренс замолчал; он был озадачен. Почему Хоро расспрашивает так настойчиво?

– Или расскажи побольше о том месте, куда отправилась лиса.

Лоуренс замялся. Неужели Хоро думает, что он забыл, зачем они плывут на этой лодке? Нет… скорее, она просто испугалась, когда он замолчал… может, испугалась, что он сам спросит, почему она спрашивает?

– Куда отправилась Ив? Ну… если она хочет сперва что-то сделать из этих шкур, а потом продать, то, скорее всего, она отправится еще южнее Йордоса, в город под названием Ульва.

– И какую прибыль она там получит?

– Она говорила, что тройную… по меньшей мере. И если ей это удастся, она никогда больше не заговорит с бродячим торговцем вроде меня.

Эти слова он произнес улыбаясь, но Хоро тут же ткнула его в плечо, показывая свое недовольство. Но при этом она на него не смотрела, точно беспокоясь, что взглядом выдаст свои мысли.

– Ха-ха-ха… я вовсе не шучу! Если она выручит одну-две тысячи золотых, то сразу станет торговцем высшего класса. С таким количеством денег она сможет не только открыть лавку, но купить корабль и ввозить товары из далеких земель… Золото из пустынь, пряности из тропиков, шелк, стеклянные изделия, редкие книги, хранящие историю падших империй, невообразимые звери и кушанья, даже жемчуг, кораллы и драгоценные камни из океана… и все это помногу. Одна такая поездка, если только корабль успешно вернется домой, принесет раз в десять, а то и в двадцать больше, чем бродячий торговец вроде меня заработает за всю жизнь.

Потом этот торговый дом откроет отделения в разных странах, потом, возможно, даже банки. Они будут ссужать деньги правителям, получать у них особые привилегии и в конце концов будут из тени управлять всеми денежными делами этих стран. И наконец – и это самое сладкое – какой-нибудь император с юга может назначить владельца этого торгового дома Имперским торговцем. Император даст ему корону ценой в двадцать-тридцать румионов, и торговец будет сидеть и управлять потоками товаров между странами. Куда он ни пойдет, с ним будут обращаться как с королем. Может, он даже сделает себе трон из монет.

…Эту золотую мечту лелеял каждый торговец. Большинству людей она казалась полной нелепицей, но в действительности многие амбициозные люди проделали в точности такой путь.

Однако даже самому Единому богу неведомо, сколько тел проигравших лежит на дороге к этой мечте. Ив сейчас пытается встать на этот путь, но он отнюдь не гладок.

Торговля между дальними странами приносит огромную прибыль, потому что кораблю очень трудно пройти столь долгий путь и вернуться целым. Лоуренс знал много торговцев, которые разорились, вложив деньги в груз, оказавшийся в итоге на морском дне… больше, чем пальцев у него на руках.

– Золотая дорога в золотой мир.

Лоуренс не знал, понимала ли Хоро смысл того, что он говорил, но рассказывал он это, как некий чудесный сон. Хоро с очень счастливым видом ответила:

– Но ты, похоже, ничуть не сожалеешь, что пропустил поворот, который вел на эту золотую дорогу.

Лоуренс кивнул. Он действительно не сожалел – ни капельки. Он совершенно искренне не желал вставать на тот путь. В душе он чувствовал, что уже идет по золотому пути – вместе с Хоро.

На дороге, полной обмана и ловушек, не дать себя запутать дьяволу, бежать прямо и укрываться в тенях, идти за своей жадностью – и дойти наконец до горы сокровищ. Подобные истории рассказывались веками – истории того, что называют обычно «приключениями».

Соперничать с могучими торговцами, швыряющими золото, вращаться в обществе особ королевской крови и судачить об их происхождении, на огромных кораблях сражаться с пиратами, терпеть предательство от самых доверенных партнеров и подчиненных.

Иногда Лоуренс воображал, какое будет счастье – делить эти приключения с Хоро. Но почему-то он был уверен, что ей такая жизнь будет ненавистна. Впрочем, сейчас почему бы не спросить.

– Значит ли это, что ты хотела бы идти по той дороге?

Хоро не кивнула, но надела безразличное выражение лица, без слов говорящее: «Не интересно».

– Твою историю я буду рассказывать многим… чем она будет короче, тем лучше.

Вот умная-то… Лоуренс не удержался и беззвучно рассмеялся; Хоро молча смотрела на него. Чем короче история, тем лучше – конечно же, это была неправда. Если бы кто-нибудь взялся описать спящее лицо Хоро, Лоуренс непременно попытался бы переплюнуть его, придумав лучшее описание.

– Золотая дорога мне не интересна. Но интересно, куда ты отправился после того янтарного города.

То были странствия, не заслуживающие называться «приключениями». Просто обычные путешествия торговца по имени Лоуренс. Почему ей хочется о них узнать? Сейчас причина казалась ясной. Он это почувствовал, когда рассказывал про дельту Кербе: когда воспоминания облекаются в слова, на них можно взглянуть под другим углом.

Но Лоуренс лишь улыбнулся и не стал интересоваться, это ли имела в виду Хоро. Он просто продолжил рассказывать свою историю. В янтарном городе он продал кое-какие звериные зубы и кости, привезенные с севера, и купил взамен соль и соленую сельдь. Их он продал в глубине материка, добравшись туда то пешком, то на попутных повозках.

Иногда он объединялся с другими торговцами, чтобы вместе пересекать равнины и переправляться через реки. Иногда он терялся в лесу, иногда болел или бывал ранен. Испытывал облегчение, когда встречал торговца, о котором ходили слухи, что он мертв. Смеялся, когда слышал подобные слухи о себе самом.

Хоро слушала внимательно, не перебивая. Она сотни лет не видела мира во всей его широте. Лоуренс рассказывал о вещах таких обыденных, что это даже звучало смешно… а она удивлялась, когда слышала о них. Она как будто воображала, что сопровождает Лоуренса во всех тех старых путешествиях.

Через какое-то время Лоуренс добрался до тех дней, когда он продал соль в некоей горной деревушке и купил взамен куньи шкурки. Тут он остановился, беспокоясь, что нарушит их молчаливую договоренность, если продолжит. Хоро сидела как в полусне, прислонившись к нему, держа его за руку. Он прошел вместе с ней через два года своего прошлого. Долгое и совершенно обыденное путешествие… она, должно быть, устала слушать.

Зато следующее его путешествие было не вполне обычным… в некую деревушку близ реки, где выращивали пшеницу. Если он продолжит рассказ, история так и будет течь вперед без конца, подобно крутящемуся колесу. К счастью, Хоро не понукала его продолжать.

Жалела ли она, что спросила, или была счастлива? Лоуренсу казалось, что понемногу того и другого… Быть может, она сожалела, что была счастлива?

Они не отправятся ни на юг, ни на запад от Кербе. Те места не для них двоих. Они могли бы заглянуть, посмотреть, что там, если бы только шагнули в ту сторону – но там их вдвоем никому не суждено увидеть.

Единый бог сказал слово. И со слова начался мир. Если бог может создать мир из слов, то, уж конечно, Хоро наблюдала за путешествиями Лоуренса в мире, созданном ее собственным воображением.

Конечно, Лоуренс понимал, почему так. Той, кто веками была заперта в пшеничных полях, даже воображаемый мир должен казаться знакомым. Глядя сейчас, как Хоро тихо сидит и смотрит в пространство, Лоуренс подивился про себя: будет ли с ней все хорошо, если после всего этого он оставит ее одну?

В конце концов, он ведь прочел в деревне Терео, что ее родной город был полностью разрушен. Конечно, после столь долгого времени было бы просто потрясающе увидеть всех своих друзей из давно минувших дней. Но если окажется, что это невозможно…

Он не мог не беспокоиться. В воображении вставали картины: Хоро, одиноко бредущая по горам в свете луны. Конечно же, это не будет продолжаться вечно. Лоуренс не мог вслух признаться, что беспокоится, – это неминуемо вызвало бы гнев Хоро. Приходилось признать, что ему не под силу целиком заполнить сердце Хоро, как бы он ни старался. Ей все равно будет одиноко.

Лоуренс солгал бы, если бы сказал, что эта неизбежность его не грызет. Но он принял ее и вернулся за Хоро в Торговый дом Делинка. Ему хотелось утешить ее, насколько позволяли его слабые способности по этой части. И потому, надев маску беззаботности, он весело произнес:

– Довольно скучный путь я для себя выбрал, да?

Несколько секунд Хоро устало глядела на него, потом вдруг рассмеялась, словно у Лоуренса что-то к лицу прилипло.

– Это точно. Но все же…

– Но все же?..

Привалившись спиной к Лоуренсу, Хоро медленно повернула к нему голову. «Что за гордое лицо», – подумал он.

– Если бы твоя рука не была такой потной, я взяла бы ее и пошла бы по этому скучному пути рядом с тобой.

На лице ее играла зловредная ухмылка. Ухмылка, подобающая какому-нибудь недосягаемому богу, обитающему высоко в небесах. Но прежде, чем Лоуренс успел хотя бы рот раскрыть, эта ухмылка превратилась в обычную ее улыбку – так Хоро улыбалась всегда, когда ей было весело. Ее взгляд наконец вернулся к бумаге, которую она держала, и тут же она воскликнула:

– О!

Она с гордым видом подняла бумагу, окончательно порушив настроение, которое они только что делили друг с другом. Лоуренсу – всего лишь обычному человеку – понадобилось время, чтобы прийти в себя после всего произошедшего. Хоро, улыбаясь, терпеливо ждала.

В его пути действительно не было ничего особенного, ни в каком смысле. Он жил мирной жизнью, которую Хоро вполне могла бы разделить с ним, если бы только пожелала.

– Ты права, она действительно от Торгового дома Джин. Похоже, список товаров, проданных прошлым летом.

– Мммхмм!

Лоуренс улыбнулся, глядя на ее гордую улыбку, – Хоро словно только что нашла карту сокровищ. Она неисправима.

– Значит, они поставили ровно шестьдесят ящиков. Тогда можно сделать вывод… нет… хотя…

Мысли Лоуренса тут же вновь вернулись к той загадке. Если бы он этого не сделал, то мог бы нечаянно притронуться к пузырю мечты, внутри которого они с Хоро оказались; и потому мысли об этой мечте он отодвинул вглубь сознания. Этот пузырь был слишком чудесен, чтобы позволить ему лопнуть. Лоуренс был достаточно взрослым, чтобы понимать значение слова «разложение».

– Ну давай, ищи другие бумаги! – недовольным тоном произнесла Хоро и вытащила Лоуренса из его мыслей, потянув за ухо. Потрясенный, он ухватился за ухо, глядя на ставшее вдруг несчастным лицо Хоро. Когда она вновь отвернулась к пачке бумаг, Лоуренс понял, что его действия заставили ее почувствовать себя одиноко… а она хотела провести время вместе с ним.

– Почему бы нам не поразмыслить над этой загадкой вместе?

Предложив это, он тут же замер – его смутило облачко гнева, промелькнувшее на лице Хоро. Такой прекрасный момент, и вдруг оказался испорчен. Против всякого резона. Настроение Хоро менялось быстрее, чем погода в горах.

Невольно Лоуренсу подумалось, может, это он слишком медленно соображает. Но он решил списать все это на пресловутое ветреное сердце, которым вроде как обладают все юные девы.

Конечно, в конце концов ему пришлось напомнить себе, что Хоро отнюдь не юная дева.

– Все.

Некоторое время спустя Хоро закончила разбирать свою часть бумаг. Она нашла еще две, а всего их оказалось семь штук.

Подобные бумаги, когда их пишет какой-либо торговый дом или гильдия, хранятся в строгом порядке. Но тот, кто их крал, явно просто хватал все наугад, о порядке совершенно не заботясь.

Если догадки Лоуренса верны, то перед ним были заказы от прошлого лета и от предыдущей зимы. Была также опись отгруженных товаров от прошлого лета. И опять заказано было 57 ящиков, а отправлено 60.

Поскольку уже ходящие в обращении монеты никто не заказывает, эти, несомненно, были свежеотчеканенными. За лишними тремя ящиками, должно быть, крылась какая-то причина, о которой в бумагах не было сказано ни слова.

– Похоже, никаких важных зацепок мы так и не нашли.

– Да, похоже. Но это только из бумаг, где упоминается Торговый дом Джин… возможно, есть другие, которые как-то с этим связаны…

– О! А может –

– Постой-ка… а ведь это может означать частную чеканку денег…

Лоуренс отвечал не на возбужденный возглас Хоро. Он шептал собственным мыслям. Большое количество лишних ящиков легко обнаружится, но если перевозить по несколько штук зараз, скрыть этот избыток не составит труда. А может, заказ на медные монеты был лишь пробным камнем, чтобы потом начать возить уже золотые…

Голова распухала от мыслей. Чтобы это доказать, потребуется больше сведений… но каких? Может быть, на проблему можно взглянуть под каким-то другим углом? …Когда Лоуренс вновь пришел в себя, он обнаружил, что Хоро скучает.

– …

Она вытянула шею, так что хрустнули позвонки.

– Похоже, тебе уже неинтересно гнаться за той лисой?

Ее лицо отвечало на ее же вопрос: «Если так, не вздумай забыть и обо мне».

– Может, подумаем над этой задачкой вместе?

Хоро подняла бровь и, опершись локтями в колени, примостила подбородок в ладони.

– Если только это даст тебе громадную прибыль.

– Ну, ты же не любишь, когда я думаю о делах в одиночку, но в целом не прочь поразмыслить, ведь так? Это поможет убить время.

После этих слов глаза Хоро распахнулись так широко, что Лоуренс вздрогнул от неожиданности. Она раскрыла рот, точно собираясь что-то сказать, но тут же закрыла обратно. Полуприкрыв глаза и натянув капюшон, словно желая скрыть лицо, она опустила взгляд к пачке бумаг.

– Что случилось?

Ее хвост колотился о борт лодки, уши – о капюшон. И когда ее руки выпустили наконец капюшон, устремленный на Лоуренса взгляд оказался полон гнева. Даже Лоуренсу было страшно оказаться жертвой такого взгляда.

– Почему… почему ты так рассердилась?

Янтарные глаза Хоро сейчас были красные, как расплавленное железо.

– Рассердилась? Рассердилась, говоришь?!

У Лоуренса было такое чувство, как будто он наступил на собственный хвост. Не успел он об этом подумать, как Хоро точно разом лишилась всех своих сил… как переполненный мешок, который внезапно лопнул. Она была так бледна, что Лоуренса посетила мысль, как бы она не испарилась, словно призрак… и при этом неотрывно смотрела на него кроваво-красными глазами.

– Ты как всегда… ничего не понимаешь.

Преувеличенно вздохнув, Хоро погрузилась в молчание. Лоуренс чувствовал себя учеником, который рассердил учителя настолько сильно, что тот даже потерял способность сердиться. Его мысли скакали. Хоро было скучно, и она хотела быть вместе с кем-то… так она ему говорила.

Он не стал думать вслух из опасений разозлить Хоро еще больше. Что же она услышала в его словах, что заставило ее оскалить на него клыки?

Думай хорошенько, прежде чем сказать.

В годы своего ученичества Лоуренс ненавидел эту фразу больше всего на свете. Потому что, как правило, слышал он ее после того, как получал по голове – за то, что раскрывал рот, чтобы избежать пинка за молчание. Но поскольку он не знал, что именно рассердило Хоро, то мог лишь молчать.

– Ты действительно не понимаешь, да?

Она повторила свои предыдущие слова. Лоуренс не мог даже шевельнуться, лишь отвел глаза.

– Ну ладно.

Эта реплика вернула Лоуренса к реальности, и он повернулся к Хоро. И тут она с полной искренностью произнесла:

– Я не буду с тобой больше разговаривать, пока ты не решишь эту задачу самостоятельно.

– Почему…

Лоуренс не смог себя заставить закончить фразу: «…ты ведешь себя так по-детски?»

Хоро, прежде прижимавшаяся к нему, отодвинулась подальше, забрав с собой одеяло.

Лоуренс был ошеломлен – другого слова и не подобрать. Она шутит? Лоуренс спросил бы, но не стал, будучи уверен, что она его вопрос пропустит мимо ушей. Она была упряма, как ребенок, и если уж заявила, что не будет с ним разговаривать, значит, не будет.

Она, должно быть, решила, что не обращать на него внимания будет лучше всего – типичная стратегия Хоро. Если Лоуренс начнет спорить, это будет еще более по-детски, а если он тоже будет ее не замечать, ему же станет от этого хуже. И, что самое важное, если он ничего не сделает, у него нет шансов победить.

Его взгляд вернулся к пачке бумаг. Ему подобное занятие доставляло удовольствие, Хоро – явно нет. Она с удовольствием просматривала бумаги вместе с ним, хотя вообще-то предпочла бы этого не делать. Но причина ее гнева от Лоуренса ускользала.

Лоуренс был бы счастлив, если бы они вместо серьезных размышлений просто болтали ни о чем… в их словесных играх частенько встречались зернышки мудрости. Быть может, Хоро тревожилась, что из-за него они опять влипнут в неприятности? Совершенно непонятно…

Он отложил бумаги Торгового дома Джин, решив на эту тему не думать. Хоро по-прежнему смотрела в сторону. Торговцу не привыкать пытаться ублажать других людей, но ублажить Хоро было трудно. Ее мысли были ему чужды. Она дала ему подсказку, и теперь у него не было иного выхода, кроме как следовать ее указаниям. Если он попытается сжульничать, его ждет куда более тяжелое наказание.

Пока Лоуренс размышлял, Хоро подняла голову. Она сидела не рядом, но суденышко было достаточно маленьким, чтобы он почувствовал ее движение. Лоуренс взглянул туда же, куда смотрела она, – вперед, вниз по течению. Может, Хоро увидела что-то в лодках, плывущих впереди?

В следующее мгновение его ушей коснулся рокот. Тут же он понял: это стук копыт. В их сторону по берегу реки мчался конь.

– Что происходит?

Невольно он обратил этот вопрос к Хоро, но ответа не последовало. Она и впрямь решила его не замечать, даже если он будет действовать импульсивно. Хотел бы он, чтобы со стороны его вопрос выглядел так, как будто Лоуренс обращается к самому себе; но Лоуренс понимал, что это невозможно. Он ощутил короткий укол одиночества. Проблему необходимо решить, пока все не стало еще хуже.

Хоро вылезла из-под одеяла и осторожно сошла на причал, как будто Лоуренса поблизости вообще не было.

Конь, приблизившись к причалу, замедлил бег; всадник соскочил на землю, не дожидаясь, пока он остановится. Он был в плаще, но рукава плаща были закатаны… очевидно, еще один лодочник. Рагуса и другие, кто был на причале, его, похоже, знали. Посыпались вопросы, и новоприбывший, обменявшись краткими приветствиями, принялся объяснять, что произошло.

Коул держался в стороне от обсуждения, словно стремясь не причинять беспокойства. Хотя его явно глодало любопытство по поводу происходящего, он отошел к краю причала. Сам Лоуренс на его месте не удержался бы от соблазна подойти поближе и послушать… мальчик был превосходно выучен.

Хоро подошла к Коулу и сказала что-то на ухо. Возможно, она спрашивала то же, что только что спросил у нее Лоуренс, но уверенности не было. Коул, однако, казался удивленным; он поднял глаза на нее, потом покосился на Лоуренса. Стало быть, она, скорее всего, говорила о нем… и вряд ли добрые слова. Коул кивнул; Хоро продолжила. И ни единого взгляда в сторону Лоуренса.

Лоуренс больше не беспокоился, будет ли Хоро и дальше его не замечать. Вместо этого его стало грызть ощущение, что Хоро его читает, как раскрытую книгу.

– Так. Эээй, господин учитель!

Речники закончили разговор, и Рагуса позвал Лоуренса. Лоуренс поднялся на ноги и зашагал в сторону моста. Хоро стояла рядом с Коулом, держа его за руку. Лоуренс чувствовал, что это все равно лучше, чем если бы на месте Коула был Амати… эти двое походили больше на брата и сестру.

– Что случилось?

– Прости, похоже, мне придется попросить вас немного пройтись пешком.

– Пешком?

Новоприбывший влез на коня и поскакал дальше в сторону верховьев реки. В руке он держал синий флаг. Лоуренс догадался, что что-то произошло на реке.

– Похоже, там большой корабль сел на мель. И перегородил всю реку. Они были слишком жадные, совсем рассудок потеряли. Когда этот корабль заметили, было уже поздно – полно лодок успели застрять. По слухам, одна лодка утонула, но без лодочника на борту. Все может очень осложниться.

– Это…

Звучало почти так, как будто стая голодных наемников устроила налет на корабль во время войны. На таких равнинах, как здесь, река была слишком мелкой и текла слишком медленно, чтобы что-то подобное могло произойти… безумие какое-то. Кто-то, должно быть, подстроил это и утопил лодку, чтобы остановить всех. Такое деяние в мирное время должно неминуемо навлечь на виновника гнев правителя.

Но Лоуренс знал кое-кого, кого подобные угрозы не волновали ни в малейшей степени. Если бы на нем была шляпа, он бы снял ее перед Ив. Может, даже подбодрил бы ее.

– И что же мы сейчас имеем?

Лоренсу и остальным по-прежнему нужно было в Кербе; они проделали лишь половину пути. Они уже были достаточно далеко от Реноза, чтобы разворачиваться и плыть обратно не имело смысла. Лошади были бы вполне логичным выбором, но все имеющиеся поблизости лошади были заняты на перевозке грузов, и никто не согласился бы их одолжить для долгой скачки.

– Мы слышали, это не наемники, так что все разрешится довольно быстро. Но лодки, которые там застряли, слишком нагружены товарами, чтобы помогать. И на том корабле полно людей, которым недостает храбрости прыгнуть в холодную водичку и доплыть до берега, так что я должен им помочь. Все, что я тебе могу сказать, – мне очень жаль; надеюсь, ты не будешь против, если вам придется пройтись дотуда пешком, пока я поплыву на более легкой лодке.

Репутация лодочника страдает, когда ему приходится просить идти пешком людей, которые взошли на борт лодки и заплатили за проезд. Даже если это не его вина. Будучи нормальным лодочником, Рагуса, естественно, был расстроен.

– Я торговец. Если идти пешком означает сберечь деньги, я могу лишь улыбнуться.

Между их родами занятий не было какого-то родства, но Рагуса, натянуто улыбнувшись, словно говоря «я проиграл», протянул Лоуренсу руку. Проблема была в Хоро. Но Лоуренсу не потребовалось даже поворачиваться в ее сторону, так как Рагуса продолжил:

– Разумеется, в такой холодный день было бы верхом бесстыдства просить девушку идти пешком, тем более без всякой подготовки. И все те люди, конечно, нервничают из-за перегороженной реки… им полегчает, когда к ним на лодке приплывет девушка, красивая, как богиня.

От того, как лодочник смягчил удар, у Лоуренса стало легче на душе. Говорить на эту тему с Хоро было бы серьезным испытанием – с учетом того, что она с ним не разговаривала. И кроме того, теперь ей не придется громко жаловаться на необходимость идти пешком.

– Ладно, я пойду выгружать мои товары.

– Позволь мне помочь.

– Эй, эй… кто-нибудь может подумать, что я попросил тебя о помощи!

Он умел обращаться со словами. Отказать Лоуренс никак не мог.

– Выгрузить надо только зерно и бобы. Ящики останутся в лодке.

– Отлично, к делу.

Они оглянулись на груженую лодку. Рагуса вдруг хохотнул, будто вспомнил что-то.

– А, да… я чуть-чуть подслушал вашу милую беседу…

Лоуренс ощутил, как на него накатила волна смущения.

– Все нормально, я ничего такого не услышал, из-за чего стоило бы смущаться.

Рагуса хитро ухмыльнулся; Лоуренс мог лишь застенчиво улыбнуться в ответ.

– Я слышал, ты упомянул монеты эни.

– Монеты эни?

– Ага… ни за что не догадаешься, что именно я перевожу.

Лоуренс уже подозревал, что Рагуса возит именно монеты, но это было слишком невероятное совпадение. Может, Рагуса просто подшучивает? На секунду в голову Лоуренса заползла эта мысль, но потом он вынужден был признать, что все довольно разумно. Золотые и серебряные монеты перевозились бы в сопровождении вооруженной охраны, и проезжих вроде Лоуренса с Хоро в лодку бы не пустили.

Вдобавок лодка Рагусы могла вместить десяток ящиков, не больше. Это значило, что медные монеты перевозили еще как минимум четыре лодки. Поскольку их груз уже был известен, они никак не были и не могли быть вовлечены в историю с мехами. Вот почему они никуда не торопились из Реноза, и вот почему Лоуренс и Хоро смогли попасть на борт. Все сходилось.

Помимо прочего, это означало, что Рагуса мог знать что-нибудь интересное. Взгляд Лоуренса отвердел, превратился в настоящий взгляд торговца. Рагуса встретил этот взгляд, словно ждал его.

Движением глаз предложив Лоуренсу начать пока что разгрузку, он затем жестом пригласил Коула и Хоро тоже послушать его историю. Положил руку Лоуренсу на плечо и, придвинувшись ближе, сказал:

– Я разделяю твой интерес. Уже два года я один из тех, кто в определенное время отвозит определенное количество ящиков с деньгами. Все как ты говорил: ящиков всегда ровно пятьдесят семь. До сегодняшнего дня меня количество никогда не волновало, но со временем всем нашим стало ясно, что их всегда пятьдесят семь.

Хоро передала Коулу еду, воду, спирт и плащ, чтобы тот накинул его на себя. Это был очень хороший плащ, купленный Лоуренсом, и мальчик был явно удивлен. Но Хоро накинула плащ на Коула, не обращая внимания на его удивление. Его собственное одеяние было совсем уж лохмотьями.

Не исключено, что такого плаща он вообще никогда в жизни еще не носил. Казалось, он боится шагу ступить; но в то же время нельзя сказать, что он совсем запутался в новой одежке.

– Заказывали всегда пятьдесят семь, но чеканили для Торгового дома Джин шестьдесят. Кто-то, должно быть, втайне перевозит эти три ящика. Похоже, этот торговый дом в каких-то сомнительных делишках замешан.

Рагуса запрыгнул обратно в лодку и поднял мешок с зерном, потом передал Лоуренсу, а тот положил его на причал. Коул, глядя на них, взял мешок с бобами. Возможно, он просто стремился помочь, но, скорее всего, ему хотелось услышать продолжение разговора Лоуренса с Рагусой.

– Я благодарен моим нанимателям и вполне доверяю другим, кто перевозит монеты, но да простит меня Господь, если я по незнанию влез во что-то противозаконное.

Рагуса, конечно, не Коул, но обман в нынешнее время – настолько частое явление, что его даже можно считать нормой.

– Конечно, лучше всего было бы узнать в самом Торговом доме Джин, но за перевозку так хорошо платят… и если окажется, что это и впрямь какой-нибудь грязный секрет, то спрашивать будет не очень мудро.

Наемным работникам всегда приходится волноваться о подобных вещах.

Получив последний мешок с зерном и поставив его на причал, Лоуренс сказал:

– Разумеется, я вовсе не собираюсь это все разглашать. Меня устроит любое прибежище, даже воздушный замок.

– Странный юмор у вас, бродячих торговцев. Но, знаешь, неприятно думать, что меня используют для каких-то преступлений.

Рагуса улыбнулся.

Речники вроде него работают на одной реке всю свою жизнь; конечно, им важно, чтобы владельцы перевозимых ими грузов оставались довольны. Но если те же самые владельцы используют лодочников для каких-то грязных делишек, на дно с камнем на шее отправят именно лодочников.

Конечно, лодочники желали знать правду, но они жили в своем крохотном мирке, где поговорить об этом было невозможно. Чужак, пришедший из далеких краев, – совсем другое дело…

Пожалуй, Рагуса примерно это и имел в виду, подумал Лоуренс; не исключено, впрочем, что он заходит в своих выводах далековато.

Коул, приняв вещи от Хоро, закинул их себе на плечи без единой жалобы. Почувствовав на себе взгляд Лоуренса, он повернул голову. Лоуренс жестом руки пригласил его идти вперед.

– Ну что ж, тогда оставляю мою спутницу на твое попечение. Только не боготвори ее слишком уж сильно.

– Ха-ха-ха! Когда тебя слишком много людей хвалит, это так утомляет. И не волнуйся, тебе не так уж много придется идти. Встретимся еще до заката.

Лоуренс кивнул и, чуть повернув голову, покосился на Хоро. Она полулежала, завернувшись в одеяло. Глядя на ее спящую фигурку, Лоуренс тоскливо сказал себе под нос:

– Сколько же может быть разных причин для ссоры.

Глава 4Править

Идти вдоль берега было просто ужасно. Но, несмотря на то, что он уже долгое время путешествовал на повозке, Лоуренс обнаружил, что не устает. Однако держаться в темпе Коула было тяжело… как эти ножонки могут так быстро ходить?

В юности Лоуренс восхищался торговцами, у которых были повозка и лошадь. Мысли о них заставляли его самого идти вдвое быстрее, чтобы самому стать таким же. Сейчас он с ностальгией вспомнил те дни.

– Вовсе не обязательно так бежать.

– Хорошо.

Лоуренс не думая выпалил эти слова почти саркастически, но Коул просто кивнул и повиновался.

Лодка Рагусы теперь была достаточно легка, чтобы уплыть далеко вперед. Вскоре она исчезла из виду, и Хоро вместе с ней. Другие лодки, слишком большие, чтобы рискнуть отправиться вперед, остались у моста. На реке воцарилась невероятная тишина.

Водная гладь блестела, точно тянущийся за улиткой след. Подыскивать сравнения было забавно. Лоуренс даже сравнил ее мысленно с большим куском стекла, лежащим на земле… но, пожалуй, это было уже слишком.

Вдруг в воде плеснула рыбина, и иллюзия стекла развеялась в прах.

– Это… учитель?

Похоже, рыбешка у Лоуренса под боком тоже решила поплескаться.

– Насчет монет эни…

– Хочешь спросить, нельзя ли там какую-нибудь прибыль извлечь?

Возможно, Лоуренс слишком привык быть с Хоро – он и вести себя стал, как она. Коул слегка вздрогнул, потом кивнул. Похоже, ему было стыдно, что он хотел заработать денег. Уставившись перед собой, Лоуренс вздохнул.

– Едва ли.

– Вот… как?

Благодаря плащу Хоро Коул изрядно походил сейчас на нее, даже когда погрустнел. Лоуренс сам удивился, когда обнаружил, что протягивает к мальчику руку; да и Коул удивился тоже. Но все-таки он позволил Лоуренсу потрепать себя по макушке.

– Знаешь, для тебя деньги не должны быть проблемой.

Уже убрав руку, Лоуренс заметил, что и голова мальчика на ощупь была почти как у Хоро… если не считать ушей. Все его отличие от Хоро в этом плаще, казалось, было в отсутствии под плащом хвоста.

– Что вы имеете в виду?

– Ровно то, что сказал. У умных бродячих школяров, которых мне доводилось видеть, было на удивление много разных вещей. И достаточно денег, чтобы напиваться каждый вечер.

Он, конечно, немного преувеличивал, но существовали, действительно, довольно богатые школяры, которые могли себе позволить оплатить десять курсов занятий с разными учителями. У Коула не было денег и на один курс, потому он и поддался на мошенничество с книгами.

– А, ну да… есть такие.

– Ты когда-нибудь задумывался над тем, как они достают деньги?

– Думаю, отбирают у других.

Видя школяров, которые купались в деньгах, он поневоле пришел к выводу, что эти деньги достаются им преступным путем. Он решил, что школяры прибегают к средствам из числа тех, которыми сам он пользоваться категорически не желал.

На этот раз похвалы от Лоуренса он не дождался.

– Они, возможно, не так уж отличаются от тебя.

– Что?

Мальчик уставился на него, явно не понимая, как такое может быть. У Лоуренса было такое же выражение лица, как когда он умно отбивал атаку Хоро… ее здесь не было, и он немножко загордился. Осознав это, он усмехнулся себе под нос и почесал подбородок.

– Ну, если ты удивляешься, как это им так хорошо удается зарабатывать, то ответ прост: старание и еще раз старание.

– Старание…

– Конечно. Чтобы добраться досюда, тебе, думаю, приходилось просить людей пустить тебя переночевать и дать что-нибудь поесть, верно?

– Да.

– На лице у тебя написано: «Но я же старался, не так ли?»

Коул вздрогнул и уткнулся взглядом в землю. Он явно был расстроен.

– Ты очень старался, чтобы добраться сюда, ты просил у людей подаяние. Миски тюри хватало, чтобы согреть тебя на какое-то время, да?

Глаза Коула забегали, потом он кивнул.

– Но другие школяры на этом не останавливаются. Они делают больше. Истории, которые я слышал, впечатляют… даже торговец вроде меня может позавидовать их решимости.

Коул молчал какое-то время, но Лоуренс его не трогал… мальчик был достаточно умен, чтобы попытаться найти ответ самостоятельно.

– И что же они делают?

Умному и уверенному в себе человеку иногда бывает трудно просить сказать ему ответ. Конечно, есть и такие, кто считает, что проще всего спросить сразу же… но Коул был не из их числа, у него были совершенно не такие глаза.

Лоуренс не стал отвечать немедленно. Сперва он достал бутыль спирта из мешка, который нес Коул, и сделал глоток. В шутку предложил бутыль Коулу; тот отказался. Лоуренс чувствовал настороженность мальчика – видимо, тот уже испытал неприятные ощущения, когда ел незнакомую пищу или пил незнакомые напитки.

– Что ж, возьмем вот такой пример. Предположим, кто-то дал тебе селедку.

Коул кивнул.

– И она такая тощая, что когда ты с нее снимешь кожу, под ней совсем почти мяса не будет… останется один лишь дымный запах. Что ты сделаешь?

– Э?

Пример Лоуренса отнюдь не был умозрительным; вполне возможно, Коулу доводилось оказываться именно в этой ситуации.

Мальчик ответил почти сразу.

– Съем половину, вторую половину сберегу.

– Сбережешь на завтра?

– Ну да.

Как он прожил столько? Уважение Лоуренса к мальчику росло.

– И ты не попробуешь пойти еще куда-нибудь, чтобы попытаться раздобыть, скажем, супу?

– В смысле идти в другие дома?

В его глазах явственно читалось презрение. Лоуренс откровенно забавлялся.

– У тебя ведь есть причина не идти, верно?

Коул кивнул. Он был не настолько глуп, чтобы делать ненужные вещи.

– Если что-то одно есть, что можно съесть, это уже достаточная удача.

– Разумеется. Не везде живут добрые люди.

– …

Коул заглотнул наживку. Будь на его месте Хоро, она притворилась бы, что сделала то же самое… лишь для того, чтобы зацепить конец лески за дно пруда и понаблюдать, как рыбак сам себя утянет в воду. Но с этой рыбкой Лоуренсу беспокоиться было не о чем.

– Торговля идет более гладко, когда у тебя больше денег… это как инструмент. Но если ты всегда сражаешься голыми руками, то сам же себя и поранишь.

Судя по глазам Коула, наконец-то он начал понимать. Он ожил, его мозг принялся за работу.

– Значит, я должен воспользоваться этой селедкой для чего-то еще?

Уголки его губ приподнялись, на лице отразилось возбуждение. Счастье может проявляться и в такой форме.

– Да. Ты должен взять ее с собой, когда пойдешь в следующий дом.

– Э?

Удивление Коула было вполне понятно. У него уже есть еда – как это ему поможет раздобыть еще? Но это не просто возможно – это легче, чем раздобыть ту, первую рыбину.

– Ты держишь селедку в руках – а еще лучше, если ее держит твой младший друг, – и стучишься в дверь. Кто-нибудь дома? Не согласится ли добрый слуга Господа оказать посильное благодеяние? Видите ли, у меня есть всего лишь эта крохотная селедка, а сегодня у моего маленького друга день рождения, и мне так хотелось бы испечь пирог с этой рыбой. Не могли бы вы пожертвовать немножко денег на радость невинному агнцу? Всего лишь чтобы хватило на пирог, пожалуйста… пожалуйста…

Упрашивание относилось к основным навыкам торговца. Лоуренс был столь убедителен, что Коул сглотнул, глядя на него.

– После таких или подобных слов тебе никто не сможет отказать. Здесь есть один важный момент – ты просишь денег, ты не просишь помочь испечь пирог. Никто не пригласит тебя в дом и не разведет огонь, чтобы всего лишь испечь тебе пирог. Но они не откажутся дать тебе немного денег.

– Ясно… и так я смогу получить сколько захочу…

– Вот именно. С одной рыбой ты сможешь зарабатывать деньги снова и снова. Любой подумает, что одной рыбки, конечно, мало, и потому предложит больше. Если ты так обойдешь весь город, выручишь приличную сумму.

Коул был в такой прострации, что если бы Лоуренс воткнул в землю рядом с ним табличку с надписью «растерянность», люди начали бы кидать мелкие монетки сразу же. У него словно кружилась голова; как будто небо и земля внезапно поменялись местами. В мире, оказывается, существуют умные люди, которые думают так, как он, Коул, и представить себе не может.

– Это совсем не то, что просить кого-то «пожертвовать солдатом ради спасения крепости», и поэтому люди будут думать, что помочь тебе – доброе дело. За свое благодеяние они и о себе будут думать лучше, так что в каком-то смысле они даже возместят свои траты. И вот так ты заработаешь достаточно для себя и для твоего друга. Ну как? Мотаешь на ус?

Спящее лицо Хоро было очаровательно, потому что во сне она не надевала своих масок. Оно было совершенно не таким, как ее нормальное, волчье, бодрствующее лицо. Когда Коул выглядел таким растерянным и беззащитным, он тоже был очарователен… хотя и не настолько, как Хоро.

– Незнание – грех.

Лоуренс постучал Коула по затылку. Мальчик вздохнул и кивнул.

– Хуже всего понимаешь… самого себя. Я это как-то слышал.

– Что ж, в этом есть мудрость, но, что важнее –

Лоуренса прервал стук копыт. Видимо, скакали речники с лодок, остановившихся позади. Лоуренсу они казались летящими меховыми ядрами, к которым цеплялись люди. Один, два, три… он насчитал семь всадников.

Быть может, они предчувствовали какую-то прибыль? Даже если они владели какой-то тайной, в нынешней ситуации извлечь доход будет очень непросто. И, что важнее…

– Что важнее – думать следует и о том, чему тебя другие не учили. Когда мы говорим «незнание – грех», мы имеем в виду мудрость, а не знание как таковое.

Коул распахнул глаза и стиснул зубы. Рука, держащая мешок с пожитками, сжалась так сильно, что костяшки пальцев побелели. Потом он поднял голову и поблагодарил Лоуренса.

– …Большое спасибо за урок.

Проклятье… значит, боги действительно всегда побеждают.



Шагать вместе с Коулом оказалось довольно весело. Лоуренс всячески пытался намекнуть Коулу, что хотел бы узнать, что Хоро ему сказала. Но прямо он мальчика не спрашивал: Хоро, надев на него свой плащ, как будто пометила мальчика своим запахом гнева.

– Ух ты, вот это вид!

– Да… Похоже, переполох получился знатный.

С высокого речного берега видно было далеко. Добираться им до места назначения предстояло еще долго, но его уже можно было разглядеть.

Как и говорил Рагуса, реку перегородил большой корабль, а рядом с ним застряло множество лодок. У берега была еще одна лодка – похоже, принадлежащая самому Рагусе. Рядом виднелись несколько человек на лошадях – возможно, посланцы от местных аристократов, прискакавшие за новостями.

– Выглядит почти как… праздник…

Лоуренс покосился на Коула, думая, уж не пробудилась ли в мальчике тоска по дому. Лоуренс оставил свою холодную деревеньку, потому что ее унылая атмосфера была ему невыносима. Тем не менее даже он иногда скучал по родине.

Глаза Коула покраснели отнюдь не только из-за отсветов закатного солнца. Лоуренс не удержался от вопроса.

– Скажи, откуда ты родом?

– Э?

– Если не хочешь, можешь не говорить.

Когда ему самому задавали этот вопрос, Лоуренс всегда называл город, близ которого была его деревня… это повышало уважение к нему собеседника. Но, по правде сказать, не имело значения, если бы он и истинное название говорил: все равно ведь никто не знал про эту крохотную деревушку.

– Это… я из Пина.

Коул ответил с боязнью в голосе. Но Лоуренс действительно ничего не слыхал об этом месте.

– Прости, название мне совершенно незнакомо… он где? Где-то на востоке?

По названию Лоуренс предположил, что этот город или село находится на юго-востоке… в краю известняка и теплых соленых озер. Если верить слухам, конечно.

– Нет, на севере… вообще-то не так уж далеко отсюда.

– Правда?

Человек, интересующийся Церковью и пришедший на север. Как правило, такие люди – уроженцы юга. Многие из них продали все, что у них было, и отправились на север, чтобы начать там новую жизнь. Но немалая доля так и не сумела к этой новой жизни и новой земле приспособиться.

– Вы слышали про горы Роеф, которые рядом с истоком реки Ром?

Лоуренс кивнул.

– Моя деревня вверх по течению отсюда, в предгорье. Там холодные зимы, но когда идет снег, там так красиво…

Лоуренс был в полном изумлении. В Ренозе они нашли историю Хоро в книге, которую взяли у Риголо. Судя по этой книге, Хоро пришла с гор Роеф.

Люди, пришедшие на север с юга и поселившиеся здесь, встречались редко. И горы Роеф были большие… в тамошних долинах жило много людей.

– Отсюда идти примерно полмесяца. Я вернулся на север, чтобы найти работу… но если не найду, думаю, придется просто вернуться домой.

Лоуренсу недостало духа, чтобы посмеяться над Коулом за эти его слова, произнесенные с таким смущенным видом. Чтобы покинуть родную деревню, требуется немалая храбрость и решимость. И неважно, с благословения родителей он ушел или против их воли – возвращаться домой, не достигнув своей цели, очень тяжело… так же тяжело, как сражаться с желанием вернуться.

– Люди туда переселились откуда-то?

– Переселились?

– Жители деревни пришли туда с юга?

Коул призадумался, потом покачал головой.

– Нет… но я слышал как-то, что раньше наша деревня была в другом месте, которое оказалось на дне озера из-за землетрясения…

– Нет, нет… я клоню к тому, что те, кто живут на севере, обычно не хотят изучать законы Церкви.

Услышав эти слова, Коул мигнул.

– Учитель… ну, учитель Лиент сказал, что для такого, как я, кто родился в стране с другой верой, лучше всего принять учение Церкви как можно скорее.

Коул усмехнулся, словно бы над самим собой… интересно, почему, подумал Лоуренс.

– Хмм… может быть. В вашу деревню приходили миссионеры?

Среди миссионеров попадаются люди миролюбивые и дружелюбные, искренне следующие учению Единого бога. Большинство, однако, прикрывались именем Папы, чтобы убивать людей и силой обращать селян в свою веру. Но если бы деревня Коула встретилась с одним из таких, он бы, скорее всего, возненавидел Церковь и совершенно не желал бы учить ее законы.

– Нет, к нам в Пин никто не приходил.

Произнеся эти слова, Коул устремил взгляд куда-то в пространство. На его лице было выражение, которого можно было ожидать от кого-то намного старше.

– Они приходили в деревню в двух горах от нашей. Там жили люди, которые хорошо умели ловить сов и лис. Она была даже еще меньше, чем Пин. Однажды туда пришел человек с юга и поставил там церковь.

Лоуренс надеялся, что Коул не скажет дальше, что тогда-то он и поверил учению Церкви.

В подобных ситуациях деревни, узнав об обращении своих соседей, должны надеяться, что не они станут следующими. Причина очевидна.

– Ведь у каждой деревни свои боги… они должны идти против Церкви…

Коул был явно поражен, услышав эти слова Лоуренса; он молча уставился на него. Это лишь укрепило подозрения Лоуренса.

– Меня вообще-то вполне можно назвать врагом Церкви… не хочешь поведать мне свою историю?

Удивление словно приклеилось к лицу Коула. Создавалось впечатление, что он хочет высказать, что у него на душе, но не может облечь мысли в слова.

Несколько секунд он молчал. Потом испытующе спросил Лоуренса:

– Правда?

Коул явно не привык подозревать других людей. Столь наивному пареньку, несомненно, трудно пришлось в жизни… но это в нем и подкупало.

– Мм, клянусь именем Господа.

Улыбка Коула после этого ответа Лоуренса была столь очаровательна, что Лоуренс не удержался от соблазна потрепать мальчика по макушке.

– …Я слышал, двести двадцать лет назад старейшины нашей деревни собрались и несколько дней совещались. О том, что нам делать… покориться Церкви или сражаться? Я слышал, Церковь никогда не вступает в разговоры… всюду говорят, как они убивают людей. Но той зимой какая-то большая шишка в Церкви заболела, и мы были спасены. Ну, конечно, если бы нам пришлось сражаться, мы бы победили… мы лучше знаем землю, и у нас больше людей.

Если это была правда, они бы начали сражаться сразу же, как только кого-то из них убили бы. Они не могли не понимать, что когда-нибудь Церковь пришлет больше людей, которые попытаются снова. Даже самая далекая деревушка в горах была частью большого мира.

– Но когда я услышал эту историю, как нам повезло из-за той болезни, я задумался.

Лоуренс уже видел, к чему ведет Коул. Мальчик был умен. Не будучи ограничен никакими верованиями, он выбрал надежный способ защитить свою деревню. Остановить сражения и общую неуверенность можно было, надев рясу высокопоставленного служителя Церкви. Система власти в Церкви была довольно занятна, и, выучив законы Церкви, Коул мог бы стать частью этой системы. Он действительно мог защитить свою деревню.

– И ты не сожалеешь о своем выборе?

Даже Хоро показывала слабость, когда речь заходила о ее родине. Лоуренс потянул вниз краешек капюшона Коула и вытер слезы, которые мальчик пытался спрятать за веками.

– Только старейшина и моя прапрабабка согласились.

– Вот как? Должно быть, они верили, что тебе это по плечу.

Коул кивнул. Вытерев слезы о плечо, он зашагал вновь.

– Они тишком дали мне немного денег, и я ушел из дома, чтобы учиться.

Это объясняло стремление мальчика раздобыть деньги на продолжение обучения. Лишь те, кто сражается во имя других, обладают внутренней силой, потребной для такого.

Лоуренс, однако, не принадлежал к числу богатых торговцев, которые могли бы оплатить Коулу обучение. Он мог лишь немного помочь – показать, как можно заработать на еду, как избегать ловушек, возможно даже – как сделать путешествие более веселым.

– Я, конечно, не могу сейчас предложить тебе денег…

– О нет, я –

– …но эта задачка с медными монетами может принести тебе какое-никакое вознаграждение… если ты найдешь ответ, который удовлетворит нашего доброго капитана Рагусу.

Лоуренс сказал «ответ», а не «правильный ответ», ибо правильный ответ можно получить лишь одним способом: спросив у Торгового дома Джин. Этого, конечно, не произойдет, но и сами по себе они могли бы логическими рассуждениями дойти до чего-нибудь умного. Вполне можно было рассчитывать на какую-нибудь награду за это… даже тот, кто вытаскивает занозу из пальца другого, заслуживает благодарности.

– Ну, то, что я сказал, это само собой, но попробовать стоит, даже просто чтобы убить время в дороге.

Лоуренс улыбнулся и шутливо тюкнул Коула по голове. Хоро всегда смеялась над тем, какой Лоуренс нервный, но по сравнению с Коулом он был само спокойствие.

– Я так понимаю, праздник, о котором ты говорил только что, – это какой-то праздник, который отмечают у вас в Пине?

Он указал на застрявший корабль – впрочем, правильнее было бы его описать как несколько груд обломков. Несколько человек сушили одежду возле разведенного на берегу костра, но главным зрелищем было другое – люди, что тянули корабль к берегу за тросы.

Они были разных возрастов, в разных одеждах… объединяло их лишь общее невезение: именно им выпало тянуть корабль против течения. Те, кто поумнее, должно быть, уже забрали свои вещи и отправились вниз по течению пешком; но у большинства, похоже, все осталось на корабле, и вот теперь они изо всех сил тянули за тросы.

Эта картина привлекла взгляды даже нескольких рыцарей на лошадях и в длиннополых плащах. Еще несколько человек следили за лодками, чтобы не дать им перевернуться или уплыть, и возгласами поддерживали работающих.

Какое-то время Коул был полностью поглощен зрелищем, потом наконец повернулся к Лоуренсу и ответил:

– Здесь веселее.

Глядя на мальчика, Лоуренс с трудом сдержал слова, пришедшие на ум. Коул, конечно, не Хоро, но если бы Лоуренсу пришлось бы искать ученика, Коул подходил бы лучше всех. Лучшего кандидата найти было трудно.

Более того: когда его путешествие с Хоро завершится, Лоуренсу останется лишь холодная реальность одиночных странствий. Коул, хоть ему и было далеко до Хоро, все же мог бы оказаться стоящим спутником, который делил бы с Лоуренсом козлы его повозки.

Но у мальчика были свои цели и устремления, и отнюдь не себялюбивые. Лоуренсу пришлось усилием воли подавить желание спросить, не хочет ли Коул стать его учеником. В конце концов, Коул не интересовался работой торговца… из-за чего Лоуренсу хотелось вознести жалобу всем богам.

– Пожалуй, нам стоит к ним присоединиться. Заодно и согреемся, пока тянуть будем.

– Да.

Когда Лоуренс и Коул добрались наконец до места, Рагуса поднятием весла поприветствовал их с самой легкой и быстрой лодки.



С близкого расстояния все выглядело совсем по-другому. На берегу было очень грязно; настолько грязно, что если наступить слишком сильно, обувь может и увязнуть. Что уж говорить о том, что тянуть тросы голыми руками в сухую зимнюю погоду – отличный способ изранить себе руки.

Но хуже всего то, что тросы были зацеплены за непрочную часть корабля. Стоило как следует потянуть, как этот кусок отломился, и все потеряли равновесие и попадали в грязь.

Торговцы и остальные, кто был вместе с Лоуренсом, трудились не покладая рук. Но когда все начали уставать, общий пыл куда-то испарился. Очень трудно поддерживать в себе стремление работать, когда приходится всего-то тянуть обломки корабля… ничего героического.

Лица лодочников, привязывавших тросы к кораблю, от холода побелели, губы приобрели бледно-зеленый оттенок. На берегу горел костер, но гревшиеся возле него бродячие лицедейки и скорняки по призыву Хоро тоже попрыгали в реку.

Конечно, из-за ледяной воды все тянуть веревки просто не могли. Некоторым из более старых лодочников было жалко на это смотреть, и они стали просить других остановиться. Но те были упрямы, и в воздухе повисло напряжение.

Все погрустнели. Среди торговцев поблизости от Лоуренса распространилось общее ощущение безнадежности. Когда впереди не ждет прибыль, они теряют целеустремленность… еще одна характерная черта торговцев.

Лодочники упрямо продолжали упрашивать остальных помочь вытянуть корабль – ведь задержка била по их репутации, – но люди один за другим бросали тросы. Скорее всего, они чувствовали, что ничего не смогут поделать. Необходимо было прекратить усилия, пока это не привело к еще большему падению репутации лодочников. Они были на полпути между Ренозом и Кербе, и солнце уже садилось. Если они продолжат тянуть, для них это может плохо кончиться. Поэтому в конце концов тянуть корабль прекратили.

Лоуренс вел вполне здоровый образ жизни, но столь тяжелым физическим нагрузкам он подвергал себя редко. Все его тело словно налилось свинцом. Ладони горели. Левая сторона лица распухла, но боли не было – то ли от холода, то ли от чего еще, он не знал.

– Ты как?

Лоуренс нашел глазами Коула; мальчик отвалился от тросов почти сразу. Сперва он старался изо всех своих силенок, как будто действительно участвовал в празднестве. Но тело его было хрупким, и силы закончились очень быстро. После этого он мог лишь наблюдать со стороны.

– А, это… простите.

– Ничего, ничего… судя по лицам других торговцев, они все думают, что ты правильно сделал, что вовремя остановился.

С этими словами Лоуренс указал подбородком на торговцев; те сидели на земле кучками по три-пять человек и подсчитывали, кто каких прибылей лишился. Они были явно недовольны тем, что заплатили больше, чем смогут выручить. Некоторые изливали свой гнев на лодочников… должно быть, те, кто вез меха.

– Как вы собираетесь возмещать нам убытки?!

Если бы Лоуренс перевозил товары, он бы чувствовал себя точно так же. И сейчас ему недостало духу остановить их, хотя лодочники-то были ни в чем не виноваты.

Хуже всех чувствовали себя те, кто плыл на затонувшей лодке. Она была втрое больше, чем лодка Рагусы, и доверху загружена мехами. Даже при предельной осторожности любой ошибки могло хватить, чтобы она утонула.

Каждый здесь был легкой мишенью. Одного взгляда хватило бы, чтобы понять, как тревожно все себя чувствовали. Все боялись нападения… и кто бы их за это винил, в такой напряженной атмосфере?

В торговле чье судно раньше придет к месту назначения, тот и получит самую большую прибыль – особенно это относится к городам, куда могут заходить большие корабли. Если все везут один и тот же груз, вполне может получиться, что лишь первые одна-две лодки окажутся с прибылью.

То, что лодка затонула, было крайне необычно; похоже, этот несчастный случай был спланирован Ив. Это самый надежный способ обезопасить ее доход и в то же время вызвать как можно больше проблем у ее соперников. Одному лишь Единому богу ведомо, сколько из них были сейчас на грани помешательства; и вполне понятно, что они хотели выместить на ком-то свой гнев.

– Что же теперь будет? – спросил Коул, протягивая Лоуренсу мех с водой. Конечно, у него не было причин торопиться в Кербе, так что он просто искал, о чем бы поговорить.

– На реке есть много людей, которые решают подобные проблемы. К завтрашнему утру они пришлют лошадей и людей. С лошадьми этот корабль оттащат быстро.

– Понятно…

Коул, должно быть, представил себе, как лошади тянут корабль на берег. Лоуренс смотрел на нос корабля, задравшийся к небу, словно готовый взмыть и улететь. Отхлебнув из меха, он услышал позади себя шаги. Обернулся, думая, что это Хоро, – но увидел всего лишь Рагусу.

– Аа… прости, что заставил тебя идти пешком.

Рагуса помахал рукой. Лоуренс заметил, что его толстые руки тоже все красные. Он, должно быть, изрядно потрудился, вместе с другими лодочниками перевозя на берег людей и грузы с корабля. Носиться по реке взад-вперед, борясь с течением, было куда более изматывающим занятием, чем обычное плавание… конечно, он сильно устал.

– Все нормально, пройтись немного вдоль реки не проблема.

– Ха-ха-ха, ну тогда поверю на слово.

Рагуса неловко улыбнулся и, почесав подбородок, повернулся к реке.

– Нам действительно сильно не повезло… хотя завтра утром все уляжется.

– Это все на самом деле случилось из-за истории с мехами? Я имею в виду – то, что лодка утонула.

Скорее всего, об этом размышляли многие. Рагуса кивнул на вопрос Лоуренса, но Коул, по-видимому, слишком устал, чтобы проследить за нитью разговора. Рагуса грубым движением встрепал мальчику голову, потом ответил:

– Похоже на то. Но кто бы это ни сделал, он совершенно без башки. Он должен быть готов заплатить по счету. За такое полагается смерть, да притом колесованием… ужасная смерть.

Человека крепко привязывают к огромному колесу, жестоко избивают дубиной, ломая все кости, потом оставляют на вершине холма на потеху птицам… действительно один из самых жестоких способов казни. Была ли Ив уверена, что избежит такой судьбы? Лоуренс не испытывал к ней ненависти; он надеялся, что она сумеет добраться до своей прибыли вовремя.

– Ну, так что ты собираешься делать?

– Что ты имеешь в виду?

– Если пойдешь вон в ту сторону, найдешь там ночлежку… хотя не могу сказать, что это подходящее место ночлега для женщины.

С этими словами Рагуса кинул взгляд на Хоро. Та весело болтала с высокой бродячей лицедейкой.

– Похоже, владелец и капитан того корабля отправились к ближайшему мосту, чтобы потолковать с торговцем едой… так что по крайней мере пища и вино у нас будут. Но если ты будешь дожидаться, пока они договорятся, ночевать вам придется здесь.

Лоуренс наконец-то понял, почему он до сих пор не видел тех двоих.

– В дороге подобающее место для ночлега должно быть без крыши… и не должно все время раскачиваться. Так что для нас все нормально.

При этих словах Лоуренса лицо Рагусы исказилось, как от яркого света. Затем он преувеличенно пожал плечами и вздохнул.

– Хорошо хотя бы, что здесь все торговцы… Если бы тут были наемники, все сложилось бы куда хуже.

– Кое-кто из них и сейчас вел себя не лучше наемника…

– Ха-ха, одна лишь ругань – ерунда… за наемников ругались бы их сабли.

Рагуса произнес последние слова таким серьезным тоном, что прозвучало страшновато. Коул содрогнулся, словно только что проглотил виноградную косточку.

– Но тот, кто утопил лодку, играет с огнем, да. Надеюсь, граф Буруга до него доберется.

Лоуренс в душе сочувствовал Ив, но гнев Рагусы был вполне объясним. Чтобы не показывать свои мысли, Лоуренс сменил тему.

– Господин Рагуса, у тебя ведь тоже есть груз, который нужно доставить быстро?

Сколько же дней Лоуренсу еще суждено провести вместе с Хоро?

Торговцы умеют хорошо считать прибыли и убытки… очень, очень хорошо. Но печальная действительность заключалась в том, что Лоуренс понятия не имел, на что так рассердилась Хоро. А вот Рагуса, который был старше Лоуренса раза в два, не исключено, смог бы догадаться с легкостью.

Проблема была в том, чтобы перейти к этой теме невзначай. Лоуренс ценой огромных трудов и стараний научился разговаривать как обычно, когда Хоро рядом… но чтобы задать другому вопрос столь личного свойства спокойным и естественным тоном – на такое Лоуренса пока не хватало.

– Хей, поверь мне, меня время не подгоняет. И вы, ребята, тоже не особенно против, правда?

Рагуса положил руку, на вид достаточно сильную, чтобы выбить из Лоуренса дух одним ударом, ему на плечо. Они оба старались, чтобы Коул ничего не услышал, но мальчик оставался поблизости, прислушиваясь изо всех сил.

– Я абсолютно уверен, что подобную проблему смогу решить. А знаешь почему?

Лоуренс покачал головой. Рагуса убрал руку и выпрямился во весь рост.

– Я больше двадцати лет на реке… Если у тебя есть проблема, которую надо смыть речной водой, ты обратился к правильному человеку.

Смех Хоро доносился отчетливо, хотя и издалека. Она явно подслушивала, но, похоже, была в хорошем расположении духа. По крайней мере Лоуренс был не единственным, кому хотелось бы разрешить их проблему.

Лоуренс был не уверен, что может довериться Рагусе по этому поводу, но попытаться стоило. В конце концов, для всех окружающих было очевидно, что у Лоуренса и Хоро были некие отношения.

– Тогда ты не против, если я поделюсь моей проблемой?

– Конечно, предоставь все мне.

Рагуса придвинулся вплотную; Коул тоже. С ними обоими Лоуренс познакомился лишь сегодня. Все трое были разного возраста, разного рода занятий, но, как ни странно, ощущение создавалось, будто они все старые друзья.

Уж конечно, до встречи с Хоро подобное было для Лоуренса чем-то немыслимым. Он призадумался, сможет ли продолжать жить так же, когда расстанется с ней.



– Есть у кого-нибудь рваная одежда или еще что-нибудь, что можно отправить в костер?

На этот выкрик отозвалось удивительно много людей. На берегу собрали кучу горючей всячины и принялись готовиться к празднеству. Присоединились даже торговцы едой и вином – выручив достаточно денег, они приняли приглашение владельца корабля.

Сперва многие торговцы продолжали ругаться на несчастного владельца, но постепенно все успокоилось. Празднество давало всем прекрасный повод выплеснуть скопившееся раздражение. Ругань прекратилась, и люди заулыбались и отдали должное пище и вину. Раз уж поделать никто ничего не мог, то хоть повеселиться как следует.

Пока враги жали друг другу руки, Лоуренс и его друзья оставались в сторонке. Лоуренс рассказал, как Хоро на него рассердилась, а остальные двое молча слушали. Затем Рагуса неуверенным голосом заговорил… обращаясь к Коулу.

– Знаешь, не вздумай вырасти таким, как он!

Коул, похоже, волновался за Лоуренса. Но Рагуса продолжил:

– Понял, да?

Коул мгновение колебался, потом кивнул. Стало быть, они оба согласились, что это Лоуренс виноват, что Хоро рассердилась.

Рагуса вдруг ухватил мальчика своими ручищами. Лишь несколько слов он произнес, после чего ушел прочь и утянул за собой Коула.

– Река течет… но почему?

Загадка? Коул, явно не понимая, склонил голову набок. Рагуса прошептал объяснение мальчику на ухо, и тот опять кивнул. Итак, они сообразили, почему разозлилась Хоро. И, похоже, ответ лежит на поверхности… но они решили оставить Лоуренса в подвешенном состоянии, чтобы он догадался сам.

Лоуренс чувствовал себя, как работник, который не способен выполнить данное нанимателем поручение. Он стоял на месте в полном остолбенении. При виде того, как те двое принялись беседовать с Хоро, это чувство лишь усилилось. Троица что-то весело обсуждала, и весьма приличные шансы были, что – его, Лоуренса. Нет – судя по тому, как Хоро упорно не смотрела в его сторону, а остальные двое, напротив, то и дело кидали на него взгляды, они могли говорить только про него.

Хоро извлекла Коула из объятий Рагусы, легонько стукнула по голове и обняла за талию. Коул закатил глаза; его чувства были написаны на лице. И лишь тогда Хоро покосилась на Лоуренса и заговорила. Но Лоуренс на ее провокацию мог лишь отвернуться.

– Одиноко, правда?

Впрочем, Лоуренс вовсе не чувствовал обиды. Даже если над ним смеялась не только Хоро, но и Рагуса с Коулом за компанию. До знакомства с Хоро Лоуренс был убежден, что репутация торговца, если ее разрушить, практически уже не может быть восстановлена. Вот почему он всегда держался прямо, блефовал, остро на все реагировал и никогда никому не доверял. Но теперь он ясно видел – он был таким же, как Коул при их первой встрече.

Когда Лоуренс предложил Коулу продать ему бумаги, мальчик устроил игру в гляделки, пытаясь поднять цену. Это не помогло и лишь заставило Коула выглядеть старомодным и неотесанным. Но Лоуренс понимал, что мальчик просто заперт внутри своих ограниченных знаний и мыслей. Он играл с Коулом точно так же, как Хоро играла с ним самим.

Положив руку на лоб, он задумался: а может ли человек вообще быть хорошим торговцем, оставаясь при этом независимым? Впрочем, он думает о таких мелочах; должно быть, в глазах Хоро он по-прежнему юнец. При этой мысли Лоуренс улыбнулся.

Лоуренс обладал достаточным воображением, чтобы думать иногда, что хорошо бы лошади умели говорить. И, однако, он никогда не умел сходиться с людьми. Люди, которых он встречал, лишь улыбались ему – как Хоро и Рагуса улыбались Коулу. И все же…

– Я это сознаю, но почему она злится, все равно не понимаю… – сказал он самому себе и вздохнул.

Рагуса и Коул оставили Хоро и отправились за вином. Коул явно стеснялся, в его глазах читалось отвращение. Возможно, он когда-то имел уже неприятный опыт знакомства со спиртным. Но Рагуса не желал выпускать из рук бутыль – его пристрастие к вину было столь же очевидно.

Лоуренс извлек из их пожитков бутыль спирта. Чистый спирт… Хоро, должно быть, думала, что у Лоуренса была какая-то особая причина просить купить именно его. Невольно Лоуренс представил себе, как она игриво хлопает его по руке. Загадка за загадкой… Может, он просто слишком туп, чтобы понять?

Уверенность Лоуренса в себе пошатнулась… впрочем, лишь на миг.

Внезапно послышались радостные выкрики… впрочем, ничего особенного не произошло. Просто на берегу, как только село солнце, появился огненный шар. Конечно, он имел лишь внешнее сходство с солнцем, хотя языки пламени, охватившие рваную одежду и обломки бочек, были совершенно настоящими – кто-то щедро пожертвовал масла, чтобы получилось красиво.

Черный дым поднимался в небо, точно какой-то скелет; желтое пламя весело плясало. Посреди зимнего путешествия такой костер мог собрать немало народу. Никто не вел празднество, но все разом подняли чашки в тосте.

И тут началось интересное.

Женщина, с которой говорила Хоро, действительно была бродячей лицедейкой. Она и еще несколько человек выскочили из толпы; их сценой стали деревянные обломки на берегу. Раздались звуки флейт и барабанов, и женщины начали танцевать.

Затем вскочили несколько молодых парней и попытались к ним присоединиться. Но, похоже, они еще недостаточно выпили… они не могли плясать, как танцоры при каком-нибудь дворце, они лишь скакали. Остальные кто смеялся, кто пел. Некоторые, как Рагуса, принялись состязаться, кто кого перепьет.

Но Лоуренс сидел в одиночестве. Его бледная улыбка вдруг исчезла, когда он ощутил что-то в темноте, еще сильнее сгустившейся из-за костра.

Подойти к нему могла лишь Хоро.

– Уааа… никогда еще я так много не говорила. Все горло горит.

Эти слова Хоро обратила к самой себе, одновременно выхватив у Лоуренса из руки чашку, и осушила ее одним глотком. Но сейчас в чашке было отнюдь не обычное вино или эль. Глаза Хоро закрылись, губы задергались. Потом она звучно выдохнула и села.

Она перестала нарочито не замечать Лоуренса?

– Интересно поговорила с той жен-?..

Лоуренс оборвал вопрос на полуслове, когда Хоро отвернулась. Ничего удивительного; она по-прежнему не желала его слушать. Но Лоуренс сам удивился тому, как он был счастлив, наблюдая такое ее поведение.

– Проклятье… холодина сегодня.

Она не ответила… даже взгляда в его сторону не кинула. Но, как будто они снова делили козлы в повозке, приклонилась к его плечу. Лоуренс подивился, не заставляла ли она себя это делать, но тут сообразил, что если кто и заставляет себя, то только он.

У него не было никаких оснований так полагать, но ему казалось, что Хоро простит его сейчас, если он перед ней как следует извинится. Он не понимал – только и всего. Конечно, она будет ругаться, будет смотреть на него свысока, но при этом с радостью примет его извинения.

Он хотел еще посопротивляться желанию извиниться. Хоро будет изнывать от нетерпения, будет язвить над ним, подняв голову. Но она не встанет и не уйдет… потому что когда она вблизи, Лоуренсу ее лучше слышно.

Лоуренсу не хотелось думать, что он выдает желаемое за действительное. Уж если сейчас он не будет уверен, то вообще не может быть уверен ни в чем, что было между ними с самого начала путешествия.

Лоуренс криво улыбнулся. Хоро, похоже, это почувствовала; уши под капюшоном дернулись. Она словно предвкушала его извинение и как она поизмывается над ним. И в ответ на ее ожидания…

– Какой очаровательный танец… эти бродячие танцовщицы вправду –

– Что?!

– Э?

Хоро вскочила на ноги и вскрикнула, словно Лоуренс наступил ей на хвост. Другого ответа от нее не последовало. Она терпеть не могла, когда Лоуренс вставлял фразы, не предусмотренные написанным ею сценарием. Ее хвост метался под балахоном, и она издавала какие-то странные звуки – вне всяких сомнений, она была в ярости. Но оно того стоило.

– Я, я, наверное, простудилась… что-то с носом…

Голос Хоро дрожал. Интересно, подумал Лоуренс, это из-за сдерживаемой ярости от того, как он строил из себя дурачка, или же она изо всех сил старалась не рассмеяться.

Хоро глотнула еще спиртного – заодно проглотив слова, какие у нее еще оставались – и икнула.

Потом они оба погрузились в молчание; каждый пытался предугадать действия другого. Моргнули раз – и солнце опустилось чуть-чуть. Моргнули еще – и на небе зажглась новая звезда.

Люди, собравшиеся вокруг костра, развеяли свои невзгоды в веселье празднества. Неважно уже, торговцы здесь были или лодочники. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее впустую. Музыка флейт, гром барабанов, песни, шутки об их невезении. Часть женщин, взявшись за руки, исполняли какой-то обольстительный танец; кто-то с бутылками в руках неуклюже отплясывал рядом.

Лоуренс изо всех сил думал, о чем сейчас может думать Хоро. И вдруг он осознал, что совсем скоро, когда Хоро выпьет достаточно много, она начнет резвиться. В атмосфере, что их окружала, она недолго будет сидеть рядом с ним. Посреди такого празднества она не захочет тратить время, меряясь умом с задумчивым торговцем.

Хоро подняла голову и заглянула Лоуренсу в лицо. Должно быть, она собиралась и дальше с ним не разговаривать, раз уж пообещала ему, что не будет. Но ей не хотелось просто оставлять его наедине со своими мыслями. Просто она так устроена.

Поэтому Лоуренс ответил любезностью на любезность и, в свою очередь не глядя на Хоро, забрал у нее бутыль.

– Когда есть спирт, и холод не так мучает.

Хоро улыбнулась… похоже, это была реакция на их общее упрямство. Наконец она легонько притронулась к руке Лоуренса и встала. Ей хотелось танцевать, но она опасалась, что уши и хвост могут выбиться из-под балахона, если он задерется.

Глаза Хоро сияли. Так же они сияли, когда Хоро читала о том, как когда-то давно развлекалась в Ренозе. Если она сейчас слишком увлечется весельем, то вполне может выпустить наружу хвост и заработать себе прозвище, что-нибудь вроде «Метлохвостки» – а может, даже перекинуться в волчицу и устроить настоящий хаос. Этого допустить было ни в коем случае нельзя.

Хоро тщательно оправляла балахон и затягивала пояс. Похоже, она решительно настроилась танцевать и развлекаться. Пока Лоуренс смотрел, как она готовится, ему на ум пришла отличная фраза.

– А почему бы тебе не принять волчье обличье и не вытя-…

Фразу он не закончил. Не потому что Хоро изменилась в лице, не потому что она его прервала… едва ли она вправду станет перекидываться в волчицу, и то, что он шутил, было очевидно. И даже не потому он не закончил, что чересчур смутился. Просто он не мог представить себе, чтобы Хоро приняла волчье обличье ради кого попало.

Лоуренс знал почему… и этот вывод повлек за собой следующий.

Хоро улыбнулась; лицо Лоуренса помрачнело. Он понял наконец, почему она на него рассердилась.

– Ох уж…

Хоро рассмеялась. Потом огляделась – и вдруг пригнулась. Обвила руками шею Лоуренса и пристроила свое легонькое тело у него на коленях. Любой мужчина пришел бы от такого в восторг, но Лоуренс сейчас был настолько зол, что ему было не до нее.

– Если польстить свинье, ее можно заставить хоть на дерево полезть, но если льстить самцу, он только голову теряет… помнишь, я тебе говорила это?

Губы Хоро придвинулись вплотную к его уху; их лица едва ли не соприкасались. Лоуренс знал, что она сейчас смотрит на него из-под полуопущенных век. И еще он знал, что огляделась она вовсе не для того, чтобы убедиться, что никто не смотрит… а прямо наоборот.

Неподалеку от них Рагуса закрывал руками глаза Коула, а тот отчаянно пытался высвободиться. Рагуса хохотал. Остальные вокруг тоже смеялись, наслаждаясь пищей и вином.

Лоуренсу не было стыдно… лишь грустно.

– Ты бы на моем месте тоже рассердился, правда?

Ее голос, когда она гневалась, производил невероятное впечатление. Услышав его, любому бы показалось, что Хоро вот-вот откусит ему уши.

Но истинный страх был в другом.

Хоро, похоже, была совершенно неспособна убивать свою добычу быстро; она предпочитала долго и мучительно играть со своей жертвой, прежде чем нанести наконец последний удар.

– Пфф.

Хоро разжала руки и выпрямилась, глядя на Лоуренса сверху вниз и скаля клыки.

– Покажи мне, как сильно ты раскаиваешься.

Хоро прижала палец к его носу, и Лоуренс ничего не мог сделать в ответ. Она улыбнулась, встала и развернулась невесомо, как от порыва ветра. Остались лишь тепло ее тела да сладкий запах.

Но вовсе не улыбка Хоро запечатлелась в памяти Лоуренса. Ибо для рук, держащих завязки кошеля, это была очень, очень страшная улыбка.

– Как сильно я раскаиваюсь? – прошептал Лоуренс себе под нос, делая очередной глоток.

Изначально он думал, что Хоро размышляла над задачкой с монетами, потому что у нее острый ум. Она ведь прекрасно знала, когда Лоуренса воодушевить, когда высмеять. И ее невероятный ум действительно был большим подспорьем. И потому-то он предположил, что она любит разгадывать загадки. Но он ошибался.

Рагуса тоже подкинул загадку. «Река течет… но почему?» Теперь Лоуренс понимал. Люди, подобные Рагусе, могут делать свое дело лишь благодаря тому, что река никогда не перестает течь. Но они никогда не предполагают, что река и будет течь впредь… они всегда благодарны речным нимфам за их доброту.

Обычно Хоро злится на Лоуренса, когда он ей недостаточно доверяет. Но когда вопрос о доверии не стоит, Лоуренс иногда не замечает важных вещей. К примеру, если кто-то все время получает письма от своей любимой, ей, скорее всего, нравится писать письма. Но если он попросит ее помочь ему написать письмо для кого-то еще, она, конечно же, расстроится.

Хоро помогала Лоуренсу обдумывать разные вещи, но не это делало ее счастливой. Вот на что намекал Рагуса. И если взглянуть под таким углом, все становилось очевидно. Хоро делала все это вовсе не от любви к решению задачек, но Лоуренс этого совершенно не замечал… потому-то она и сердилась.

Он поник. Хоро всегда преподавала ему уроки. И поэтому на ее улыбку было так тяжело смотреть.

Лоуренс выпрямил спину и сделал еще глоток.

– Ну и как же мне показать, что я раскаиваюсь?

Он выдохнул, выпустив вместе с воздухом спиртовые пары, и поднял голову, чтобы посмотреть на танцующую Хоро. У него было ощущение, что и она кидает на него взгляды время от времени. Это заставило его поежиться при мысли о с таким трудом заработанных деньгах, которые ему предстоит потратить в качестве «извинения», чтобы ее ублажить.

Хоро танцевала, держась за руки с бродячей лицедейкой. Похоже, танец был хорошо знаком им обеим. Все вокруг хлопали в ладоши и присвистывали, подбадривая двух юных красавиц. Даже сцена из ткани и дерева словно не желала им уступать; с каждым их прыжком из-под ног вылетали искры, точно от дыхания дьявола.

Хоро металась, словно в жАре. Легкая улыбка украшала серьезное в остальном лицо… она как будто исполняла танец призрака. Возможно, Лоуренса обманывало ее очаровательное поведение, но ему казалось, что она хочет забыть обо всем. Издревле празднества с танцами устраивались ради того, чтобы ублажить богов и нимф. Может, именно поэтому у Хоро сейчас был такой вид.

Лоуренс собрался было продолжить пить дальше, но вдруг застыл. Она только что подтвердила, что делала все это ради него, так ведь? Что еще она могла иметь в виду?

– Это она серьезно?

Хоро весело танцевала, словно ни о чем в целом мире не заботясь; ее фигурка показалась Лоуренсу еще меньше, чем обычно.

Если Лоуренс попал в точку, это смешнее, чем любая шутка. Его голова работала медленнее, чем ее, Хоро всегда была на два шага впереди… но вот так она предпочла дать ему понять, что старается ради него, а не потому что ей это нравится.

Горло горело от спирта. Лоуренс встал, но не для того, чтобы присоединиться к танцующим. Если уж он собирается упрямиться и дальше, то по крайней мере он может упрямо собирать сведения для Хоро.

Коул уже спал на земле рядом с тем местом, где стояли Рагуса и другие. Лоуренс, взглянув на них, помахал Рагусе рукой; тот приветственно поднял чашку.

Хоро была не очень-то мудрой волчицей, когда дело доходило до повседневной жизни. Как же сильно ему хотелось сказать это ей.



– А-ха-ха-ха! В горах Роеф?

– Ооо… прекрасное место! Много древесины высшего качества! Ее сплавляют вниз по реке, и там она становится замечательными круглыми столиками! Такими красивыми, мой юный бродячий торговец!

Рагуса наполнил из меха бутыль, которую держал Лоуренс. Это было куда сложнее, чем наливать в ведро, к тому же у них обоих дрожали руки. Вино лилось не столько в бутыль, сколько на землю; но кого это волновало? Лоуренс был пьян… он не мог уже нормально мыслить.

– Давай-ка мы вот это вырежем в дереве… «Понижайте пошлины»!

– О-хо-хо-хо! Точно, точно! – поддакнул Лоуренс и поднес мех с вином ко рту. Но другой лодочник стукнул по меху, и вино пролилось на землю.

– Ну так что еще насчет гор Роеф?

– Роеф? А… такая отличная древесина…

Рагуса начал повторяться, потом вдруг свалился.

– Так мы ни к чему не придем…

Другим лодочникам, похоже, было все равно. Они радостно жужжали между собой. Лоуренс с улыбкой глядел на их лица и ждал, пока они не заговорят с ним.

– Д-да нормально будет ему сказать, э?

– А-ха-ха! Зонар проиграл, так что пусть он говорит!

Лодочник по имени Зонар проиграл последний круг состязания выпивох.

– Не думал, шшто этот парень с д-девчонкой… так-кой… сильный…

– Ага, ага… но настоящий мущщина знает, к-когда проиграл.

– Вееерно, вееерно…

– О, так ты хочешь послушать про Роеф?

Рагуса наконец поднялся на ноги и оборвал остальных. Похоже, он был готов пить дальше; во всяком случае, его лицо выглядело так же, как когда он был трезв. Остальные уже говорили неразборчиво, и Лоуренс едва ли мог надеяться что-либо из них извлечь. Не то чтобы он был уверен, что сам сможет еще долго оставаться на ногах.

– Да… или о месте под названием Йойтсу…

– Йойтсу? Никогда не слышал. Но насчет Роефа можешь не волноваться… эта речка отсюда вверх по течению, просто иди вдоль берега…

«Это-то я и так знаю!» – подумал Лоуренс, но не сумел облечь свои мысли в сколь-нибудь разумные фразы… слишком был пьян. И вопрос про Роеф был лишь для завязки разговора. Он хотел перейти к другой, более крупной теме.

– А еще какие-нибудь интересные места?

– Интересные?..

Рагуса погладил подбородок и взглянул на остальных. Но все были мертвецки пьяны и уже не держались на ногах.

– Ну, есть такое.

Все еще держа одну руку на подбородке, другой он растолкал одного из лодочников.

– Эй, проснись. Зонар! Ты, ты говорил недавно, что получил какую-то странную работу, да?

– Энн… ммм… нипомнюуже…

– Ты, дубина! Ты разве не говорил, что какую-то работу получил в Леско в верховьях Роефа?

Лодочник по имени Зонар принялся пить с Лоуренсом. Похоже, он пил, чтобы облегчить боль; а болела у него голова от удара жены, которая застала его с другой женщиной. Услышав это, Лоуренс содрогнулся при мысли, что бы с ним сделала Хоро, если бы обнаружила, как он заигрывает с другой девушкой.

– Леско? Аатличное место… медный рудник… медь рекой течет… и вино там лучшшее! Как их там… ну, эти штуки, в которых они спиртное д-делают… а! Медные невесты… красивые такие. Благословением огня и воды – п-просто сверкают.

Прокричав последние слова, Зонар закрыл глаза. Похоже, он никак не мог решить, что делать – говорить или спать. Внезапно он замер без движения. Рагуса снова ткнул его в плечо, но его тело обмякло, как медуза на берегу.

– Безнадежен.

– Медные… невесты? А, он о перегонных кубах, что ли?

– Ага, о них самых… ого, ты серьезно знаешь такие дела. Иногда мы эти кубы перевозим вместе с другими вещами. Может, вот это, что ты сейчас пьешь, сделано в кубе из Леско.

Изгибать тонкие медные пластинки, придавая им очаровательные формы, затем искусно собирать их в сверкающий красный перегонный куб… совершенно невероятный процесс. Люди судят о красоте этих медных устройств, как они судят о красоте женщины… очень точная метафора.

– Мда… он совсем отрубился. До утра уже глаз не откроет.

– Странная… работа…

Лоуренс, похоже, тоже был на пределе – запинался посреди фраз. Как там Хоро? Встревоженный, Лоуренс принялся вертеть головой в поисках волчицы. Но среди пьяных он ее не видел.

– А, да… насчет этой странной работы – о? Ха-ха-ха! Она проворна, как кошка! Знаешь, это ей идет…

Рагуса рассмеялся, увидев весело отплясывающую Хоро. Она вертелась рука об руку с бродячей лицедейкой; ее балахон задрался, и хвост порхал в воздухе.

Сейчас демонстрировать ее «особенности» было вполне безопасно: люди будут думать, что уши и хвост – просто украшения. Лоуренс был изумлен ее дерзостью, но все остальные либо ничего не замечали, либо им было наплевать. Если присмотреться – Хоро накинула на голову шапочку из беличьих шкурок, благодаря чему ее уши и хвост еще больше походили на украшения.

Хоро хватало дерзости на все, что угодно… из-за этого-то Лоуренс и был все время не в своей тарелке. Нельзя упускать из виду, что ее ум притупляется, когда она пьяна. Что будет, если другие узнают? Лоуренс тревожился, Хоро же, похоже, была на вершине блаженства. Ее развевающиеся длинные волосы и хвост казались каким-то колдовством.

– Так вот… насчет той работы…

Голос Рагусы вывел Лоуренса из транса.

Недавно в Ренозе Хоро спросила Лоуренса, что для него важнее: она или деньги. Сейчас ответить на этот вопрос было бы легче легкого. Он точно пьян. Иначе почему бы его мысли так блуждали?

Лоуренс потер виски, пытаясь очистить голову от посторонних мыслей, и внимательно прислушался к словам Рагусы.

– Зонар несколько раз возил заемные письма для одного и того же торгового дома. Когда я услышал ваш разговор в лодке, я начал беспокоиться, не влез ли он во что-нибудь сомнительное. Подозреваю, что это та самая монетная шайка, о которой вы говорили.

Те, кто поставляет и покупает монеты, обладают реальной властью. За один раз перевозится, как правило, не очень много монет. Если рядом с городом есть медная шахта, это очень способствует его процветанию, но когда разные виды ремесел и торговля тесно переплетаются между собой, все труднее становится сглаживать противоречия между торговцами и ремесленниками.

Рагуса говорил очень тихо… возможно, потому что речь он вел о тех, благодаря кому он зарабатывал на жизнь. Но именно поэтому совершено ясна была причина интереса Рагусы к изысканиям Лоуренса. И, хоть Лоуренс уже не мог четко видеть и говорить, слова Рагусы успокоили его мысли.

– Но это… это все равно что мясник… разносит письма…

Мясники постоянно бродят от села к селу, покупая свиней и коз. Из-за этой каждодневной ходьбы люди частенько просят их донести письмо. Точно так же и лодки беспрерывно плавают вверх-вниз по реке Ром, так что вполне естественно, что лодочников иногда просят отвезти какие-то бумаги своим торговым партнерам.

– Я слышал, всякий раз, как он отвозит заемное письмо из Леско в Торговый дом Джин, они отсылают его обратно с отказной бумагой.

– Бумагой, где они отказываются принять заемное письмо?

Лоуренс вдруг разом протрезвел.

В торговле заемные письма часто используются вместо денег. В них указывается получатель и сумма, после чего происходит вполне законный обмен. Соответственно, отказная бумага означала, что Торговый дом Джин отказался осуществить этот обмен.        Но то, что заемные письма встречают отказ каждый раз, было очень странно.

– Подозрительно, э? Они раз за разом посылают заемные письма, на которые им все время возвращают отказы. Они же заранее знают, что будет; значит, что-то затевают.

– Возможно, у них законное основание.

– Законное основание?

– Да. Заемные письма всегда используют, когда перевозят монеты. Но цена монет все время меняется. С того времени, как письмо было отправлено, до того, как оно было получено, цена может измениться. В таком случае… отказ выглядит вполне разумно…

Рагуса принимал это дело слишком близко к сердцу. Но в то же время – люди, у которых есть деньги, могут идти куда захотят, покупать и продавать что захотят. Считается, что у бродячих торговцев есть такого рода свобода. Таким, как Рагуса, приходится всю жизнь возить грузы по одной и той же реке… если они рассердят своих заказчиков, их кошели вмиг пересохнут, как бы полноводна ни была река.

Они не могут позволить себе всегда держаться своих принципов. Вот почему они постоянно соглашаются против всякого резона на разные странные работы. Ведь именно их тела будут отправлены потом на дно реки, если что. Лодочникам живется вольготнее, чем торговцам, разъезжающим на повозках… это правда. Но зато на повозке можно уехать почти куда угодно.

– Так что… думаю, тебе не о чем тревожиться… вряд ли есть повод для беспокойства.

Лоуренс потянулся и зевнул. Рагуса взглянул на него удивленно и укоризненно вздохнул.

– Пфф… слишком много проблем на этом свете…

– Незнание – грех, но знать все невозможно.

В глазах у Лоуренса было все темнее и темнее; он не мог больше держать глаза открытыми. Сейчас он видел лишь сидящего рядом с ним Рагусу. «Все, не могу больше», – мелькнуло у него в голове.

– Ты прав… хе-хе… мы смотрим на этого неуклюжего мальчонку с улыбкой, а сами-то не лучше. Его, конечно, обжулили с покупкой тех бумажек, но, может, он нас превосходит в чем-то другом.

С этими словами Рагуса пошлепал Коула по голове. Мальчик спал, свалившись от спиртного. Рагусе, похоже, было его жалко. Даже если Коул не заплатит, Рагуса, скорее всего, позволит ему остаться в лодке.

– Законы… Церкви, да?

– Хмм? А, да, они самые.

– И зачем ему забивать себе голову такими сложными вещами? Если он останется со мной, ему не придется заниматься этой ерундой, чтобы есть три раза в день… ну, два уж точно.

Лоуренс улыбнулся, услышав, как Рагуса поправился. Неопытному работнику приходится из кожи вон лезть, чтобы заслужить полноценные три трапезы в день.

– У него свои причины.

После этих слов Лоуренса Рагуса уставился на него.

– Ты часом не переубеждал его втихаря, пока вы с ним ходили, нет?

Его глаза были прищурены; но сердился он явно из-за того, что ему тоже нравился мальчик. Рагусе было достаточно лет, чтобы он мог уже взять ученика, который потом унаследует его дело. Будь Лоуренс сам немного постарше, он бы точно пошел на любые хитрости, чтобы только переманить Коула себе в ученики.

– Увы, нет… но я лишний раз убедился, что он умен и решителен.

Рагуса скрестил руки на груди, и Лоуренс услышал, как он прошептал себе под нос: «Возможно, все, что мы можем для него сделать, – это помочь по мелочи». Потом он икнул и рассмеялся своим громким смехом речника.

– А-ха-ха-ха! Ха-ха! Ты прав. Вот что я тогда сделаю… если он сможет найти какой-то разумный ответ на эту загадку с монетами, то заслужит кое-какую награду.

– Он и сам собирался этим заняться.

– С чего бы? Разве ты не собирался дать ему немножко денег?

Рагуса наклонился к нему, словно они обсуждали какую-то сомнительную сделку, но Лоуренс лишь пожал плечами.

– Прости, но нет. Хотя я думал об этом… в смысле, я мог бы побыть добрым разок, и он был бы счастлив… но потом…

Лоуренсу было приятно думать так. Конечно, он хотел убедить Коула путешествовать вместе с ним… но сейчас – уже не так сильно хотел, как во время той прогулки по берегу.

Ему просто-напросто было рановато еще брать ученика. И сейчас для этого едва ли было удачное время и место. Когда кто-то готовит изысканное блюдо, со стороны остальных просто невежливо крутиться вокруг и просить дать попробовать. При этой мысли Лоуренс криво улыбнулся.

– Итак… в общем… три ящика – это много. Перевезти их можно только по воде, но если бы они отправились вниз по реке, мои уши бы непременно услышали. А может, те бумаги врут?

Голос Рагусы звучал как-то странно… похоже, выпитое спиртное наконец-то его поймало.

– Может… деньги, они как угорь в руке…

– Аа… это уж точно… Хе-хе… кстати, если говорить о странных вещах – помню, я слышал, семь лет ушло, чтобы в этом разобраться.

– Э?

Лоуренс уже дошел до точки… его сознание и тело стали отделяться друг от друга. Он знал, что прямо перед ним Рагуса, но в глазах было черно, а голос доносился как будто откуда-то издалека.

Роеф… горная река… Леско… и что-то про кости пса-дьявола?.. Что за глупости…  Похоже, он уже покинул реальность и видит небыль. Какую-то безумную, сказочную небыль; и последняя услышанная им фраза – «вот что со мной было» – утянула его в когти черного демона, именуемого сном.

Глава 5Править

Он почувствовал сладкий запах, а еще – запах чего-то горелого… подгоревший медовый хлебец? Если так, лавочнику стоит взять себя в руки, а то над ним будут смеяться все кому не лень. Но постепенно становилось ясно, что это не сгоревшее что-то. Скорее, пахло костром… и зверем?

– Кхх…

Открыв глаза, он увидел лишь звездное небо. Красивая, почти полная луна лила свет на землю, плывя в небе, точно в пруду.

Похоже, кто-то укрыл его одеялом. Какая удача… не нужно съеживаться и сворачиваться калачиком от холода. Но откуда эта тяжесть во всем теле? Сколько же он вчера выпил?

Лоуренс попытался сесть – и понял наконец, что это за тяжесть. Он поднял голову… откинул одеяло… и обнаружил, что прямо на нем спит Хоро с измазанным в саже лицом.

– Вот как…

Похоже, она танцевала всю ночь напролет. Несколько прядей волос надо лбом были обожжены. Даже ее храпящее дыхание каким-то образом отдавало костром. Эта пригарь смешивалась с ее собственным сладким запахом и с ароматом от хвоста.

«Этот запах мне и приснился?» – подивился Лоуренс.

Хоро свалилась в сон, даже не надев балахона. Ее уши были отлично видны, но беличья шапочка лежала тут же, рядом – стало быть, она собиралась прикрыть уши. Ай, ну и ладно… раз ревностные церковники до сих пор не тычут в них копьями, значит, никто так и не заметил ее истинную природу. Лоуренс выдохнул, чтобы успокоиться, потом расслабил шею и опустил голову обратно.

Выпростав руку из-под одеяла, Лоуренс положил ее на голову Хоро. Уши тотчас резко дернулись, и храп прекратился. Внезапно все ее тело содрогнулось, точно она собралась чихнуть. Неуклюже зашевелились руки-ноги, потом лицо. Подбородок Хоро оперся о грудь Лоуренса. Глаза, поприветствовавшие наконец пробуждающийся мир, слезились.

– Ты тяжелая.

Хоро не ответила. Она откинула голову, и ее лицо исказилось – нарочито изображая громадный зевок. Но, судя по тому, что ее ногти тем временем царапали Лоуренса, она притворялась.

Наконец она повернулась к Лоуренсу и сказала:

– В чем проблема?

– Ты… тяжелая…

– Вообще-то я мало вешу, так что, похоже, на тебя что-то другое давит.

– Предполагается, что я должен сказать, что это груз твоих чувств?

– Тогда могло бы создаться впечатление, что я заставила тебя это сказать.

Хоро хихикнула и потерлась своим измазанным сажей лицом о грудь Лоуренса.

– Ах ты бесенок… никто не видел, надеюсь?

– Ты про того, в чьей комнате я уснула?

Глубоко в душе Лоуренс пожалел, что она не сказала «в чьей постели».

– Хмм… вряд ли. Мы все хорошо побесились ночью. Побесились бы еще лучше, если бы ты к нам присоединился.

– Могу себе представить. Но я не хотел обжигаться.

Лоуренс принялся играться с ее обгоревшими волосами. Хоро зажмурилась, словно от удовольствия. Часть ее волос, видимо, придется подстричь. Лоуренс собрался было сказать ей, что на этот раз она перегнула палку, но Хоро заговорила первой.

– Некоторые из тех девушек с севера… вообще-то они совсем недавно выступали в Ньоххире. Судя по их словам, там не сильно все поменялось с тех пор, как я там была.

Произнеся это, она уставилась на свои пальцы, потом снова потерлась лицом о грудь Лоуренса, словно балованная кошка. Возможно, она пыталась стереть с лица эмоции. Ясно было, что она изо всех сил пытается подавить эмоции, бушующие в ней подобно морским волнам.

– Какая же ты упрямая.

Услышав эти слова, Хоро свернулась калачиком, как маленький ребенок.

– Но мы не торопимся на север… мы еще не догнали Ив.

Уши Хоро почти прижимались к груди Лоуренса… он не сомневался, что она почувствует шутливый оттенок в его словах. Хоро протестующе царапнула его грудь и шумно выдохнула через нос.

– Ммхм.

– …Ты не могла бы подвинуться? Я хочу глотнуть воды…

Он выпил столько спиртного, что в горле до сих пор горело. И еще он хотел понять, сколько сейчас времени – еще глубокая ночь или уже почти рассвет?

Хоро не сдвинулась ни на йоту. Ее снова одолело игривое настроение.

Некоторые время спустя она все же уселась прямо. Все еще сидя на Лоуренсе, выгнула спину, словно собираясь завыть, и широко зевнула на луну. Зрелище было невероятно чувственное, но в то же время какое-то странно нереальное. Лоуренс глядел на нее, как в трансе.

После грандиозного зевка Хоро захлопнула рот. В глазах ее стояли слезы. Мягко улыбнувшись, она опустила взгляд на Лоуренса.

– Да, наверху быть лучше всего.

– Ну разумеется… так тебе есть на кого усесться.

Под полной луной ее волчьи уши, казалось, светились бледно-зеленым светом. Когда уши двигались, они словно рассеивали лунный свет.

– Я бы тоже попила воды… хмм… где мой балахон?

Лоуренс удержался от соблазна спросить «а что у тебя вокруг талии?» – просто расслабился и поднял глаза к небу.



Похоже, была середина ночи – примерно то время, когда монахи в монастырях просыпаются, чтобы вознести свои каждодневные молитвы. Но не все вокруг Лоренса с Хоро спали вповалку – несколько человек до сих пор сидели вокруг костра.

– Эйя-ли!

Один из мужчин заметил их и крикнул, подняв руку. Хоро улыбнулась и помахала рукой в ответ.

– Что это было?

– Старинное приветствие. Мне сказали, что в горах Роеф люди до сих пор так здороваются.

При этих словах Хоро Лоуренс внезапно почувствовал, что его роль проводника Хоро к северным землям подходит к концу. Они уже были на севере, в ее родном краю.

Он представил себе, как, должно быть, чувствовала себя Хоро, когда стояла в пшеничных полях, кутаясь в воспоминания о том, что никогда больше не произойдет. Часть Лоуренса считала, что он должен предложить ей оставить в покое Кербе и отправиться прямиком домой… но он знал, что если скажет это, Хоро непременно рассердится. А еще – он не хотел делать что-то, из-за чего их совместное путешествие стало бы короче.

– О, мальчонка проснулся.

Голос Хоро прервал унылую череду мыслей Лоуренса.

Люди спали кто где пожелает, но в основном держались вместе. На самом краю этой компании шевелилась маленькая фигурка. На взгляд Лоуренса, все еще не вполне проясневший после спиртного, фигурка походила на Хоро. Да, это был Коул.

– Что он делает?

– Хмм… кажется, пишет что-то.

В лунном свете мальчика было видно очень хорошо, но Лоуренс не мог разобрать, чем он занят. Должно быть, он не хочет тратить время впустую. В конце концов, сейчас у него нет ничего, кроме времени.

– В любом случае… давай попьем воды. У меня в горле пересохло.

– Мм.

Лоуренс взял кожаный мех, который Хоро у кого-то забрала. Подойдя к реке, развязал тесьму. Разумеется, мех был пуст, но возле горловины Лоуренс обнаружил множество следов зубов. Он уставился на Хоро; та отвела глаза.

Если у Хоро и была привычка кусать вещи, она ее успешно скрывала. Ее беспокоило, что у нее остались какие-то животные повадки? Едва ли… скорее всего, она считала, что столь детские привычки не подобают ей как Мудрой волчице.

Лоуренс улыбнулся; впрочем, в лунном свете разглядеть эту улыбку едва ли кто мог. Он наполнил мех речной водой. Посреди зимней ночи вода была студеной. Лоуренс сделал глоток, и острая боль пронзила его рот и ушла вниз, в глотку… но эти первые капли воды после вчерашней попойки были дороже золота.

– Дай сюда!

Хоро выхватила мех у Лоуренса из рук и принялась жадно пить. И, что забавно, немедленно поплатилась за жадность – вода попала не в то горло.

– Ну а что еще интересненького ты услышала? – спросил Лоуренс, похлопывая кашляющую Хоро по спине. Тут он заметил, что содрогались лишь ее плечи. Ему пришлось прикусить себе язык, чтобы не произнести: «А нельзя, если ты хочешь, чтобы о тебе позаботились, просто взять и сказать?»

Откашлявшись, Хоро ответила:

– Кха… интересненького?

– Скажем, про Ньоххиру?

– А. Ну… никто не знал, что это называется Ньоххира, но легенда про Медведя Лунобивца здесь хорошо известна, даже удивительно.

Даже Лоуренс знал эту легенду, так что странно было бы, если бы не знал никто из местных. Это был монстр, о котором говорили сотни, может, даже тысячи лет. Он поколебался, не подразнить ли Хоро на этот счет; но она все еще не протрезвела и потому вполне могла разозлиться на него.

– Ты не завидуешь, а?

Ее слава – просто ничто по сравнению со славой Медведя. Легенды о ней не рассказывали повсеместно. Конечно, в Пасро ее имя знал любой ребенок… но легенда о Медведе – это совершенно другое.

Оба они были древними созданиями; возможно, в Хоро был некий дух соперничества из-за этого. Но, впрочем, она должна была давным-давно перерасти столь примитивные взгляды.

Едва он собрался поправиться, как Хоро произнесла:

– За кого ты меня принимаешь?

В правой руке она держала мех с водой, левую оперла о бок. Она стояла гордо – вылитая Мудрая волчица. Лоуренс действительно сморозил глупость и готов был с Хоро согласиться, но она вновь не дала ему раскрыть рот.

– Я превзойду каждого в этом мире, рано или поздно. Настанет день, когда я сделаю что-нибудь великое.

Хоро ухмыльнулась, обнажив клыки. Она уже прожила несколько столетий, но ей по-прежнему хватало наглости предполагать, что «настанет день», когда она сделает что-то великое. Никакого стыда, право же. И абсолютно неважно, что она была Мудрой волчицей… Хоро оставалась Хоро.

– Я не люблю, когда меня восхваляют, но если когда-нибудь появится книга с моим жизнеописанием, это будет очень толстая книга.

– Ха-ха… может, мне стоит ее написать?

Торговцы нередко пишут книги, особенно собственные жизнеописания – странное дело. Конечно, особого таланта у них обычно нет, так что великие литературные произведения из-под их пера не выходят. Но если кому удается скопить приличную сумму денег перед смертью, он вполне может нанять приличного писателя, чтобы тот уже сделал работу как надо.

– Хмм… если писать будешь ты, то, уж конечно, там все будет о наших путешествиях, нет?

– Ну конечно.

– Ну так вот, это не пойдет.

– Почему?

Хоро прокашлялась.

– Тебе больше нравится пачкать чернилами мое лицо, чем бумагу.

– …Предполагается, что это острота?

Хоро рассмеялась и продолжила.

– Ты из тех, кто соврет и глазом не моргнет. Ты непременно начнешь писать что-нибудь по-дурацки невозможное, и история превратится в выдумку – или я неправа?

Она подняла голову, явно удерживаясь от смеха, словно прочла все глупые мысли в голове Лоуренса. В конце концов, он торговец. Но он догадался, к чему Хоро клонит, и ответил:

– Ты хочешь сказать, что мое лицо настолько загрубело от лжи, что я могу писать книгу прямо на нем?

Хоро беззвучно рассмеялась, ее плечи сотряслись. Она стукнула Лоуренса по руке, тем самым завершив очередной их детский спор.

– Но знаешь – я могла расспрашивать только про Ньоххиру. Они рассказали, что несколько из них зашли довольно далеко в горы Роеф… что это мрачное место.

– Что? – невольно переспросил Лоуренс.

Хоро улыбалась, но он видел, что сердце ее ранено. Она всегда храбрилась, когда речь заходила о подобных вещах. Если Хоро выглядит слишком радостной, значит, она непременно что-то скрывает.

Хоро предпочла не услышать возглас Лоуренса.

– Там есть двадцать мест, где есть горячие источники. Там трещины прямо в земле, и оттуда идет пар, как будто миру приходит конец. Все в точности как мне помнится; но я услышала одну неприятную новость. Я знала один тайный источник, в узкой долине; так вот, его обнаружили. Похоже, теперь я смогу искупаться в источнике только в этом обличье…

Люди верят, что у каждого источника есть своя фея. Чем труднее до источника добраться, тем признательнее будет фея за усилия и, соответственно, тем лучше источник будет лечить. Поэтому половина людей, пришедших в Ньоххиру, мечтают найти новый источник. Секрет Хоро должен был быть раскрыт рано или поздно.

По лицу Хоро Лоуренс видел, что она расстроена, но в то же время понимал, что огорчили ее вовсе не источники. Неосознанно она упомянула о горах Роеф как о «мрачном месте». Это просто сорвалось с языка, но, очевидно, из-за этого-то она и была расстроена.

Как лодочники описывали Роеф? Медь, текущая рекой. Столько меди, что тамошние жители могут себе позволить делать из нее блюда и перегонные кубы. И Рагуса переправил вниз по реке Ром немало медных монет. Во всем этом общим звеном была медь – столь же драгоценная субстанция, как дрова или «черные брильянты» – уголь.

Хоро, должно быть, услышала все это от бродячих лицедеев. Уж если они столь оживленное место назвали «мрачным», они явно не имели в виду, что оно бедное или заброшенное. Скорее всего, они имели в виду, что оно негостеприимное: безлиственные леса, грязные реки, наводнения и оползни, и в придачу воры в каждом темном углу.

Конечно, бродячие лицедеи могли иметь в виду всего лишь своих зрителей, но все равно – зрители таковы, какова обстановка, в которой они живут. Даже в Священном писании сказано: «Дурное дерево родит дурные плоды, доброе дерево родит добрые плоды».

– Хе-хе… так просто тебя не одурачишь.

Лоуренс колебался, не зная, что ответить. Хоро видела его насквозь.

– Там рудокопы… их все больше и больше со временем. Я к этому уже готова.

Непохоже, чтобы эти слова шли от сердца. По тому, что было с ней в Пасро, она не могла не понимать, куда все идет сейчас. Когда боги становятся людям не нужны, люди находят свою собственную мудрость.

– Однако, ты.

Она ступила раз, потом другой – на камни, торчащие из реки близ берега. На третьем шаге она обернулась к Лоуренсу.

– Есть кое-что, что меня беспокоит. Когда ты делаешь такое лицо, мне становится трудно тревожиться о себе.

Эта девушка, пожалуй, чересчур гордая, порой в ущерб себе. Провести контратаку сейчас было бы легче легкого… но Лоуренс обнаружил, что не в силах вымолвить ни слова. Во-первых, он просто не мог взять и перестать волноваться за нее. А во-вторых, Йойтсу вполне мог оказаться в куда худшем состоянии, чем они ожидают. И тогда Хоро придется тяжко.

Но Хоро это не смущало. Она, похоже, чувствовала, что это неизбежно. И еще она чувствовала, что после трагической встречи с родиной сможет продолжать жить. Поразмыслив, Лоуренс осознал: все-таки Хоро – не юная дева, о которой можно судить лишь по внешности.

– Ну ладно уж… если все действительно окажется так плохо, я позволю тебе одолжить мне свою грудь. Но ты должен подать заявку заранее.

На подобные слова от такой девушки, как Хоро, можно дать лишь один ответ.

– С превеликим удовольствием.

– Хе-хе-хе… ладно, теперь твоя очередь. Что еще интересненького услышал ты?

Жестом она пригласила его пройтись, потом оглянулась на группку людей, собравшихся вместе и что-то обсуждающих.

– Сейчас, что же это было?.. Господин Рагуса говорил что-то…

В голове у Лоуренса по-прежнему царил туман после вчерашней попойки. Он не очень помнил, что было. Обычно-то все, что он видит и слышит, аккуратно раскладывается по полочкам.

Лоуренс постучал себя по голове.

– …Что-то очень забавное… но я не смеялся…

– Что-то о мальце?

Хоро указала на Коула, по-прежнему возящегося с чем-то на земле.

Память постепенно стала возвращаться.

– А, да! Э? Как ты?..

– Ну о чем еще вы могли говорить с тем лодочником? Вы ведь состязаетесь друг с другом за него, верно?

– Неверно… Рагуса, похоже, в него влюбился.

Они размышляли, как уговорить Коула, когда доберутся до Кербе. Даже если он изучит законы Церкви – если он сумеет через все это пройти, – он может и не осилить путь к сану высокопоставленного священника. С учетом этого Лоуренс считал, что лучшим вариантом для мальчика будет стать учеником Рагусы. Конечно, это было всего лишь его мнение.

Хоро, однако, сверлила его сердитым взглядом.

– А что насчет тебя?

– А что… насчет меня? – туманно переспросил Лоуренс и отвел взгляд. Он хотел принять Коула, но брать учеников ему было еще рановато. Были и другие причины.

– Я так долго ждала в Пасро, чтобы кто-то пришел и помог мне… но удача все не шла. Я разбираюсь в человеческих душах, уж поверь мне.

Внезапно Лоуренс обнаружил, что они с Хоро держатся за руки… он и не заметил, когда это произошло.

– И даже если он станет мне близок, он не будет твоим соперником.

Лоуренс демонстративно отвернулся и вздохнул; Хоро хихикнула. Он не знал, что сказать, и потому просто смотрел куда-то вдаль. Заметила ли она его подозрение? Почему, на его взгляд, она подталкивала Коула стать его учеником?

– В любом случае все идет хорошо. Когда я услышала, что наша лодка не может плыть дальше, я думала, здесь все куда хуже.

– Хочешь поскорее двинуться вперед, э?

Услышав слова Лоуренса, Хоро подняла глаза; на лице ее было какое-то непонятное выражение. Она не кивнула. Не покачала головой. Просто устремила взор куда-то в пространство и произнесла:

– Я желала спокойного путешествия, но, похоже, тебя вечно подстерегают опасности. И когда мне было совершенно нечего делать, кроме как думать, я немножко рассердилась.

Да, она действительно размышляла, отсчитывая на пальцах события прошедших дней. И отсчитанного было вполне достаточно, чтобы рассердиться. Возможно, она таки радовалась, когда они влезали в очередную заварушку, потому что это не оставляло ей времени размышлять и «немножко сердиться». Но чтобы Хоро сказала подобное вслух – это выглядело неожиданным; так что Лоуренс нарочно подтолкнул ее продолжать.

– Думаю, не очень-то хорошо быть слишком умной.

Лоуренс не сомневался, что она сейчас же нанесет ответный удар, потом он. Его разум уже планировал на несколько ходов вперед… но ответного удара не последовало. Странно. Он взглянул на Хоро; та хмуро смотрела на него.

– Слишком умной?

В ее лице был не гнев, скорее замешательство. Но Лоуренс не мог понять, откуда столь неожиданная реакция.

Они стояли, погрузившись в молчание. Наконец Хоро раскрыла рот.

– А.

Лоуренс беспокоился, что его поддразнивание разожжет новый огонь; он прекрасно понимал, откуда взялась эта атмосфера неловкости. Он и Хоро глядели друг другу в глаза, и время вновь остановилось.

Потом они разом вздрогнули и отвели взгляды.

– Ты ведь знаешь, я просто узнавала у них новости, так? Ты ведь не сделал каких-то странных выводов?

Лоуренс поднял бровь, пораженный. Конечно, он надеялся, что ошибается, но подозревал, что его догадка верна.

– Что за странная реакция… слишком уж много ты беспокоишься.

Лоуренс доверял своему чутью и потому выступил в его защиту.

– То же самое можно сказать и о тебе. Я вижу лишь одну причину, почему ты так активно подталкиваешь Коула, чтобы он стал моим учеником.

Хоро отодвинулась. О? Так значит, он действительно был прав. Сперва, возможно, она помогала Коулу просто по доброте, но затем ее заботливость выглядела какой-то избыточной… она даже спросила Лоуренса насчет того, чтобы взять его в ученики. Она делала это уже не только из-за того, что желала мальчику добра.

И если на самом деле все ее действия были ради Лоуренса, то каков мог быть ее мотив? Разумный вывод пришел в голову мгновенно. Их обоих тревожило одно и то же. И они сидели друг напротив друга, смотрели в глаза друг другу, как будто глупо говорили друг другу одно и то же: «Ты слабее, мне обязательно нужно тебя защитить».

– Ахх! Хорошо! Говори уже, что хочешь сказать!

Лоуренс сдался первым – уронил руки и вздохнул. Хоро вздохнула следом.

– Похоже, когда мы бездельничаем, наши головы ни на что не годятся.

– Просто у нас не получается думать о самих себе.

Хоро улыбнулась и вновь взяла Лоуренса за руку.

– Мы оба понимаем, как бесполезно тревожиться о будущем… но эти мысли очень трудно выкинуть из головы.

– Полностью выкинуть их было бы неправильно, но да… это очень трудно.

Если они сейчас на пике счастья, то все правильно: куда бы они ни пошли, это только вниз. Даже беспокоясь друг за друга – если они будут говорить на эту тему, то без оптимизма. Похоже, Хоро тоже это поняла и потому свернула разговор.

– Ладно… давай тогда сменим тему.

Лоуренс согласился.

– Раз уж мы все проснулись и раз сейчас холодно – почему бы нам не подозвать мальца и не выпить чего-нибудь вместе?

– Еще выпить?

Лоуренс был потрясен. Хоро отошла, ничего не ответив, лишь уши шевельнулись под капюшоном.

– Эти ребята не могли разлечься каким-то более разумным образом?

Впечатление было такое, словно люди хаотично попадали с неба и заснули там, где упали. Пройти мимо них хотя бы более-менее по прямой было совершенно невозможно. Ну, все-таки здесь берег реки, так что это нормально… на постоялом дворе кто-нибудь по этому поводу непременно устроил бы скандал.

Если бы они улеглись ровными рядами, то смогли бы спать с удобством, распрямив руки-ноги. Может, они просто предпочитали спать свернувшись? Лоуренс из-за своих предпочтений часто не мог спать на постоялых дворах. Едва он это вспомнил, как ощутил нечто странное.

Еще раз взглянул, как лежат спящие… позы, направления, число… что за странное чувство его охватило? Лоуренс прижал пальцы к вискам, пытаясь расшевелить свой все еще полусонный ум… и врезался во внезапно остановившуюся Хоро.

Лоуренс уставился на нее, полностью потеряв нить своих мыслей.

– Юный Коул.

Похоже, не только Коул любил Хоро, но и она его тоже. Лиса, птица, «ты»… Хоро никогда никого не звала по имени. Лоуренс попытался вспомнить, как часто Хоро звала по имени его: один, может, два раза… и всякий раз это были очень неловкие ситуации.

– Хмм?

Хоро вслух удивилась, что Коул не ответил. Может, он снова уснул? Хоро и Лоуренс переглянулись, потом подошли к мальчику. Тот, накинув подаренный Хоро плащ, что-то рисовал палочкой на земле. Он явно не спал… просто слишком углубился в свое занятие. Хоро собралась позвать его снова, но он, похоже, услышал их шаги у себя за спиной и обернулся.

– Ах! – вырвалось у Лоуренса. Хоро тоже была поражена. Коул был так сосредоточен, что, невольно обернувшись, уставился на них со страхом в глазах, потом засуетился и схватил что-то, что лежало рядом с ним. Судя по металлическому звуку, скорее всего, это была монета. И когда он встал, наступил на что-то. Не только востроглазая Хоро, но даже Лоуренс заметил, что Коул пытается скрыть какой-то рисунок. Но прежде чем Лоуренс успел спросить, Коул стер рисунок ногой и произнес:

– Что такое?

Через ладонь, которую он держал, Лоуренс ощутил желание Хоро сказать «это мы у тебя хотели спросить». Явно не только у Лоуренса возникли подозрения. Коул скрывал что-то, это было очевидно.

– Хмм. Раз уж мы все не спим в это тихое время, мы подумали, не хочешь ли ты к нам присоединиться и вместе выпить.

– …

Лицо Коула помрачнело. Да, он и впрямь ненавидел спиртное. Понукаемый Рагусой, он явно перепил и потом свалился и уснул…

– О-хо-хо… шучу, шучу я. Может, ты голоден?

– Эмм… немножко.

Коул рисовал что-то маленькое и круглое. Другая картинка, которую он стер, похоже, состояла из нескольких кружочков, но теперь ее, конечно, уже не разглядеть.

– Вы так много еды с собой взяли, да?

– Э? Да, мы взяли, но…

– Но?

Лоуренс пожал плечами.

– Вот сейчас поедим – и мы пусты.

Хоро слегка тюкнула его в плечо.

– Ну вот и договорились. Пойдемте только к костру… там должно быть уютнее.

– Но если мы там будем есть, к нам подсядут те люди. Давайте лучше позаимствуем там огонька и поедим здесь.

– Хорошо, тогда поищи, пожалуйста, наши вещи.

Одна всю ночь плясала. Другой так напился, что даже одеялом себя не накрыл. Ничего удивительного, что свои пожитки они закинули не пойми куда. Вдвоем они уставились на Коула. Тот ошеломленно таращился на них.

– Вы имеете в виду, вы оба забыли, где они?

Если мальчик действительно к ним присоединится, такое может происходить каждый день.

– О-хо-хо… мы оба слишком много выпили. Не мог бы ты принести нам их?

– …Ладно.

Коул удалился; Лоуренс и Хоро стояли и смотрели на него. Это было хорошо. Конечно, Хоро оставалась рядом с Лоуренсом; даже прильнула к нему. Она явно чувствовала то же, что он. Но оба они не могли произнести этого вслух.

– Ты.

– Хмм?

Хоро, похоже, раздумала что-либо говорить и покачала головой.

– …Ничего.

– Правда?

Конечно, Лоуренс знал, что она хотела сказать. Но также он знал, что не должен думать о подобных вещах, и потому сменил тему.

– Кстати…

– Хмм?

– Родная деревня Коула называется Пин или что-то вроде того. Ты не слышала о ней?

Коул, торопясь, наступил на ногу спящему лодочнику и тут же извинился. Хоро улыбнулась, наблюдая за ним со спины. Потом еще сильнее стиснула руку Лоуренса.

– А почему ты меня об этом спрашиваешь?

Голос Хоро вновь звучал как обычно. Лоуренс покосился на нее. О да, и глаза ее смотрели так же хитро.

Поймав его взгляд, Хоро изобразила удивление.

– Что?

– Ах ты!..

– Ты, почему ты думаешь, что я должна знать все?

Ну конечно, сейчас она строит из себя несведущую девицу. Она из тех, кто предпочитает делать вид, что знает меньше, чем на самом деле. Даже самые большие темы были маленькими для ее сердца. И Лоуренс прекрасно сознавал, что если он сейчас не замолкнет, то скоро пожалеет об этом. До сих пор, когда она шутила о подобных вещах, у нее были на то основания… у нее всегда были.

Наступив раз на спящего, Коул держался теперь сверхосторожно. Хоро рассмеялась, глядя на мальчика; Лоуренс смотрел на ее улыбающееся лицо. Хоро не стала оборачиваться, чтобы поймать его взгляд, лишь вздохнула.

– В следующий раз мне надо бы не воспринимать все так серьезно.

– Я был бы тебе весьма признателен.

Тут вернулся Коул.

– Что-то случилось?

– А… нет, мы просто говорили о твоей деревне.

– А.

Безразличный ответ. Видимо, Коул считал, что в такой бедной деревушке, как его, нет ничего примечательного, ничего такого, о чем стоило бы говорить. Если бы он думал иначе, сейчас его глаза светились бы от ностальгии.

– Она называется Пин, да? А в ней есть какие-нибудь легенды?

– Легенды?

Хоро протянула руку, чтобы забрать у Коула их вещи, и мальчик передал их ей.

– Мм… одна-две уж точно есть?

– Эээ…

Столь неожиданный вопрос любого застигнет врасплох. Но своя порция местных легенд есть в любой деревушке.

– Ты говорил, поблизости от вас Церковь очень активно себя вела. Значит, в тех землях, в том числе в Пине, должны быть свои боги.

После этой подсказки Лоуренса Коул словно бы вернулся к реальности. Он кивнул.

– А, да, Пин – так зовут гигантскую лягушку. Старейшина рассказывал, как-то раз он сам ее видел.

– О?

Это привлекло внимание Хоро. Все трое уселись. Лоуренс и Хоро передали Коулу хлеб и сыр, чтобы он разделил.

– Говорят, наша деревня раньше была в другом месте… но то место попало под оползень и в конце концов оказалось на дне озера. Старейшина, когда был маленький, часто лазил по горам и помогал охотиться на лис. И однажды он увидел, как оползень идет прямо на деревню. Он ломал деревья; но тут выпрыгнула огромная лягушка и его сдержала.

Подобные легенды – о богах, спасающих деревни от разрушения, – ходили во множестве. Церковь делала все возможное, чтобы переписать эти легенды, заменить богов на ее собственного Единого бога. Но Коула это, похоже, никак не затронуло; когда он пересказывал легенду, его глаза горели. Мифы о богах и духах отнюдь не были выдумками… по крайней мере теперь Лоуренс это признавал.

– Вот, и пока бог сдерживал оползень, охотники сбежали в деревню и сказали всем, чтобы они спасались. И все жители спаслись.

Закончив историю, Коул вдруг осознал, с каким возбуждением он ее рассказывал. Огляделся по сторонам – не слишком ли он был громок?

– Мхмммм… значит, там была богиня-лягушка… а еще боги были? Скажем… волки?

Похоже, терпение Хоро было на пределе. Но Коул ответил, ни на мгновение не задумавшись.

– Да, и много.

Хоро едва не выронила полоску вяленого мяса, которую доставала из котомки. Она смогла избежать неловкой ситуации, закинув мясо себе в рот. Руки ее дрожали… Лоуренс сделал вид, что не заметил.

– Но этих легенд больше в Люпи… Помните, я рассказывал, господин Лоуренс? Про деревню охотников на сов и лис?

– А, да… это которую обратила Церковь.

Коул с улыбкой кивнул. Церковь обратила ту деревню, и после этого Коул ушел в свое странствие.

– В Люпи есть легенда, что один из их предков – волк.

Полоска мяса, свисающая изо рта Хоро, отчаянно задергалась. Лоуренс был впечатлен тем, что она вообще не выпала. Он вспомнил, как познакомился с женщиной-летописцем в языческом городе Кумерсоне. Эта женщина, Диана, сказала, что существует множество легенд о людях и богах, живущих вместе как супруги. Хоро тогда страшилась одиночества… но она изменилась. Лоуренс надеялся, что она не будет смеяться над собой за то, что чуть не выронила мясо.

– Я слышал, что Церковь направилась в Люпи, как раз чтобы бороться с волком.

– С волком?

– Ну да. Но в Люпи не было бога… похоже, он умер еще в легендах.

Подозрительно… если бог уже умер, зачем Церкви с ним бороться? Если бы они собирались обратить жителей деревни, потому что теперь, когда у них нет бога, это проще, – это имело бы смысл. Но тогда почему они позже отступили? Может, их предводитель заболел? Загадка.

Быть может, они просто искали что-то? Едва подумав об этом, Лоуренс уверился, что его догадка верна… они что-то искали. Церковь отправилась в отдаленную горную деревушку из-за легенды об умершем боге.

– Бог-волк был ранен, когда пришел в Люпи; это было давным-давно. Он умер там, в деревне, но за сострадание селян оставил им дар… свою правую переднюю лапу и свое семя. Прошло много времени, но его потомки по-прежнему живут в деревне, а лапа хранит их от болезней и несчастий. Я слышал, потому-то Церковь туда и пришла.

Коул, похоже, в эти легенды не верил; для него это были просто сказки. Любой, кто путешествовал, знает, насколько широк мир; и он неизбежно теряет веру в мифы и легенды, полагая их слишком примитивными и созданными для удобства. Это было нормально.

– Однако все эти истории – и о моей деревне, которая оказалась на дне озера, и о боге, который оставил лапу жителям Люпи, – по-моему, очень уж сомнительные, – с улыбкой сказал Коул.

Когда человек слышит множество мифов и легенд, существующих в этом мире, он просто не может принимать их всерьез. Коулу легенды казались просто-напросто слишком невероятными, чтобы быть правдивыми.

Но для Лоуренса все было наоборот. После встречи с Хоро он осознал, что отнюдь не все мифы были выдуманы. И, как у любого торговца, его разум всегда стремился извлекать смысл даже из самых странных сведений – это могло подарить ему новые возможности для заработка.

Воспоминания начали постепенно возвращаться к нему – включая то, что рассказал накануне Рагуса, прежде чем Лоуренс заснул. Он чувствовал, что это исключительно удачное совпадение… больше, гораздо больше, чем просто совпадение. Но он хотел удостовериться.

– Я так понимаю, ты не веришь во все эти мифы и легенды?

Хоро, похоже, почувствовала, что у Лоуренса есть что-то на уме. Да, эти глаза под капюшоном ничего не пропускали.

– Если вы спрашиваете, сомневаюсь ли я, то – да, у меня есть сомнения. В школе мы учили, как доказать существование бога, так что усомниться легко. И когда я услышал, что в Люпи уже очень долго хранится лапа бога…

Коул не смог закончить свое обучение на юге, но он намеревался вернуться туда. Вот почему он, хоть и пришел на север, не отправился домой. И что же он будет делать сейчас?

Для любого человека нормально знать легенды своей родины, так что неудивительно, что Коул знал те же истории, что и Лоуренс. Главное отличие было в том, что Коул в эти нелепицы не верил. Лоуренс не смотрел на Хоро, но сжал ее руку, когда произнес:

– Так называемые карты сокровищ всегда находят после того, как сокровище выкопано, знаешь ли.

Глаза Коула округлились. Потом они постепенно вернулись к нормальному размеру, и мальчик смущенно улыбнулся. Этой улыбкой он словно обещал, что не позволит больше себя обмануть.

Лоуренс продолжил:

– Но это просто глупо. Никто никогда не выручит много денег за лапу бога.

– …

Коул беззвучно ахнул. Стало быть, он действительно слышал то же, что и Лоуренс. Пальцы Хоро впились в руку Лоуренса еще сильнее. Она ничего не сказала, лишь повернулась к нему.

Коул понял, что имел в виду Лоуренс.

– Да… потому что подделок очень много…

В Леско ходил слух, что кто-то разыскивает кости бога-волка. Если Рагуса был способен сказать это, будучи пьяным, значит, этот слух был среди лодочников очень широко распространен. И если Коул слышал его во время своих скитаний, значит, он был хорошо известен в любой таверне.

Нет дыма без огня. И на севере, где языческие верования распространены, подобные слухи ходят во множестве. За семь лет, что Лоуренс был бродячим торговцем, он слышал о многих таких реликвиях. Святые мощи. Перья ангелов. Чудодейственный Святой Грааль. Мантия света, которую носил Единый бог. Неважно, что это было, – в любом случае это была явная подделка, вызывающая у людей лишь смех.

Коул поспешно раскрыл рот, чтобы поддержать разговор. Возможно, он решил, что Лоуренс и Хоро молчат от потрясения из-за рассказанной им истории о лапе бога.

– Ээ… но я бы обязательно проверил, правда это или нет, если бы только мог…

Он повесил голову и улыбнулся грустной улыбкой, точно ребенок, понявший вдруг, что чтобы достичь чего-то, нужен талант. Если сейчас он узнает, что Хоро такая же богиня, какова будет его реакция? Интересно было бы узнать. Лоуренс подивился, не решит ли сейчас Хоро открыться Коулу, – но она не стала… просто спокойно смотрела на него.

– Но зачем Церкви разыскивать останки другого бога? – произнес Лоуренс, не сводя глаз с Хоро. Если они продолжат разговор, возможно, удастся узнать еще что-нибудь полезное, так что он решил поддержать тему.

– Зачем?

– Я имею в виду: если Церковь ищет эти останки так, как будто они настоящие, разве это не означает, что они признают существование другого бога? Уж конечно, Церковь не стала бы так делать, правда?

Коул был потрясен; прошептав себе под нос «точно, так и есть», он затем ответил:

– Если посмотреть с этой точки зрения – да, это странно…

Если бог Люпи был настоящий, то он должен был походить на Хоро… гигантский волк. Память Лоуренса по-прежнему была как в тумане, но он смутно помнил слова Рагусы про «кости пса-дьявола».

Если Церковь отыщет эти кости, быть может, она как-то воспользуется ими, чтобы распространить свою веру? Например, они могут объявить их мощами святого, погибшего за их веру, или еще что-нибудь сделать.

Не успел Лоуренс так подумать, как Коул воскликнул:

– А! Может, они –

Лоуренс пристально посмотрел на него, пытаясь понять, что именно осознал мальчик; но в этот миг собравшиеся у костра люди громко расхохотались над чем-то.

Вдруг до ушей Лоуренса донесся какой-то стук. Это Хоро не выдержала наконец и щелкнула зубами? Лоуренс обернулся, ожидая увидеть ее недовольное лицо, но Хоро была столь же удивлена, как и он. Как только их глаза встретились, она, похоже, поняла, что подозревал Лоуренс; это стоило ему тычка кулаком в плечо.

– А это что было?

Коул, может, и сомневался в существовании богов, но сейчас в его голосе звучала дрожь и боязнь, как у истинного верующего.

Хоро, похоже, наконец повеселела. Может, потому что убедилась, что верования людей рассеиваются не так легко, как ей казалось.

Какое-то время после стука было тихо. Люди вокруг костра уселись обратно, смущенно пожимая плечами. Что же произошло? Всех, кто не спал, охватило любопытство.

И вдруг этот же стук повторился еще несколько раз, а за ним другой, еще более громкий звук – со стороны реки.

Похоже, все сообразили в одну и ту же секунду. Это были звуки ударов дерева о дерево, а затем – звук, с каким лопается гигантский пузырь. Коул вскочил на ноги. Лоуренс привстал на колено и, прищурясь, вгляделся в темноту.

– Лодки!

Мужчины возле костра закричали вразнобой и повернулись к реке. В лунном свете отчетливо виднелись две лодки, уплывающие прочь.

– Эй! Кто-нибудь, сделайте что-нибудь!

Все повскакали с ног, все кричали, но никто не бежал к берегу… в конце концов, все они были торговцами и путешественниками. Лоуренс встал. Коул не задумываясь бросился к реке, но, сделав несколько шагов, остановился. Они все знали, что что-то надо сделать; просто не знали, что именно.

– Спасайте лодки!

Едва кто-то прокричал эти слова, как все лодочники – спящие кучей, словно громадная коровья лепешка, – разом пробудились. Возможно, они были привычны к подобному. Кое-кого из них шатало после вчерашней попойки, но все буквально полетели к реке.

Рагуса и один из его друзей добежали первыми. Они со всех сил потянули на себя покачивающиеся у берега лодки. Рагуса прыгнул в одну из них, его приятель запрыгнул следом, едва успев. Остальные, кто был достаточно трезв, приняли другое, но тоже правильное решение: бросились в воду и поплыли.

Лодки, причаленные к разбитому кораблю, начало сносить течением. Может, это было из-за вчерашних попыток вытащить корабль на берег… может, тросы истончились и теперь наконец лопнули под весом лодок.

Если лодкам позволить уплыть, они могут перевернуться или сесть на мель и затонуть. Кроме того, на ночь у берега, должно быть, остановилось еще немало лодок… даже ребенку ясно, что будет, если они столкнутся.

К счастью, лодочники были точно закаленные в боях рыцари – они попрыгали в ледяную воду, не задумавшись ни на мгновение. Они старались не ради самих себя – ради своей репутации. Слава каждого из них сильно пострадает, если еще лодки утонут.

Коул сделал несколько шагов вперед, видимо, от восхищения их храбростью. Лоуренс сглотнул. Его грызла тревога, он наблюдал за происходящим с неослабевающим вниманием. Одна из лодок была очень большая, на пять-шесть гребцов… ее будет непросто остановить. Лоуренсу казалось, что сидеть на месте подобно остальным просто неправильно. В это мгновение Хоро прошептала ему на ухо:

– Ты действительно не понимаешь?

– Э?

Она о чем сейчас – о нынешнем их положении? Лоуренс настолько сосредоточился на событиях, развивающихся на реке, что не сразу понял, что это не так. Потом сообразил. Она говорила о том, зачем Церкви разыскивать кости бога-волка.

– О, так, значит, ты поняла?

Раздался еще один возглас. Подняв голову, Лоуренс увидел, как Рагуса перебрался с той лодки, куда запрыгнул сперва, в свою, и греб вперед. Еще один человек забрался в большую лодку и принялся грести изо всех сил. Но лодка явно не собиралась замедлять ход. В лунном сиянии весла казались хрупкими прутиками, взывающими о помощи. В темноте гремел зычный голос Рагусы.

– Нет, не поняла. Но как тебя пьянят разговоры о торговле, так меня – людские верования.

Слова Хоро звучали резко… она была в скверном настроении. Лоуренс не знал почему. Единственное, что он знал, – что это как-то связано с Церковью.

– Я ненавижу, когда меня называют богиней, потому что все всегда бегут прочь от меня с ужасом в глазах. Они съеживаются, они замирают в моем присутствии, они молятся. Они меня почитают и в то же время отвергают. Поэтому, ты, подумай наобо-…

– Стой! Слишком опасно! – раздался чей-то крик. Лодка Рагусы буквально выпрыгнула перед носом большой лодки. Похоже, он собрался остановить большую лодку своей, но это вполне могло привести лишь к его собственной гибели. Раздался грохот; все разом ахнули и сжали кулаки. Лодка Рагусы отчаянно затряслась… перевернется или нет?

Над берегом повисло напряжение. Лоуренс перевел взгляд на Хоро. Он знал, что она хотела сказать.

– Они что, собираются –

Раздался громкий плеск. Время как будто замерло – и вот наконец большая лодка замедлилась, потом почти остановилась. Атмосфера разрядилась, послышались радостные выкрики. Рагуса встал в своей лодке и весело замахал руками.

Однако Лоуренс не мог разделить его радость… от мыслей о планах Церкви его едва не стошнило.

– Именно. Если они найдут настоящие кости и растопчут их, что тогда? Даже мы не умеем убивать, когда становимся костями… мы можем лишь позволить топтать нас. Чудес не бывает. И что тогда подумают люди, которые это увидят?

В мгновение ока другие суденышки достигли большой лодки. Сразу несколько человек впрыгнули в нее и принялись кидать остальным тросы. Согласованность их действий впечатляла… так объединяет людей общая работа, которой они занимаются много лет. Если бы Лоуренс мог, он бы тоже присоединился к ним и разделил их задор.

– То, чему они поклоняются, даже я назвала бы богом.

Такой метод оказался бы куда действеннее, чем попытка насадить веру в Единого бога просто словами. Одна лишь Церковь стремилась быть везде главной до такой степени, что опустилась бы до подобного.

Но эти кости вполне могли принадлежать другу или родственнику Хоро. Она уже говорила Лоуренсу, что вполне понимает торговлю шкурами и кожами; но охота по нужде и втаптывание костей в пыль – совершенно разные вещи. Веки Хоро дрожали, но она не плакала… они дрожали от ненависти.

– И что ты думаешь? – спросила она.

Под свист и аплодисменты лодочники искусно пришвартовали лодки. Они работали быстро, как будто каждый день этим занимались.

С точки зрения Церкви, ее вера превыше всего – это было вполне естественно. Чтобы заставить других верить в их бога, они могли пойти на любую низость.

– Слишком жестоко…

– Дурень! Прекрати.

Хоро наступила ему на ногу… боль, которую он ощутил, лишний раз доказывала, в какой ярости была Хоро.

– Я не спрашивала у тебя, правильно это или нет. Но ты думаешь так, как Церковь, и –

Хоро замолчала. У нее не было времени даже на то, чтобы извиниться, потому что на этот раз уже Лоуренс наступил ей на ногу и одарил сердитым взглядом. Его лицо без слов говорило, что это расплата за оскорбление.

Хоро закусила губу, но было ли это от раскаяния или же просто она пыталась взять себя в руки, Лоуренс не знал. Может, и то, и другое.

Хоро продолжила:

– Я неправильно сказала… я имела в виду, ты можешь поставить себя на их место. Поэтому: каковы шансы, что они вправду ищут кости?

– Один к одному.

Возможно, он ответил слишком коротко. Хоро взглянула на него со страданием в лице; похоже, она боялась, что нечаянно обидела его.

– Нет, я на самом деле лишь наполовину уверен. Я не дуюсь на тебя. Подобная тактика похожа на ту, с какой обманули Коула. Ее часто используют.

Лоуренс подбородком указал на Коула. Мальчик, как и другие, кто собрался на берегу, следил за действиями лодочников. Его юная фигурка действительно походила на Хоро – тем более в ее плаще и со спины.

– Разве это не означает, что это более вероятно, чем один к одному?

– Нет, и я знаю, о чем говорю. Ты ведь и сама знаешь, какими нелепыми могут быть слухи. Один к одному, не больше. Если слух так широко разошелся, значит, кто-то зачем-то его специально распускает. Но мы никогда не узнаем, связано ли это как-то с Люпи… единственно что – если Коул не лгал, Церковь действительно приходила в Люпи.

Рагуса причалил, и другие речники попрыгали к нему в лодку; кое-кто от возбуждения кинулся в реку. В потрескивающий огонь подкинули еще дров, и героям налили теплого вина.

– Ты.

– Мм?

Хоро вновь держала его за руку… как всегда, когда собиралась попросить о чем-то.

– Давай попутешествуем спокойно, а потом расстанемся, когда доберемся до Йойтсу. Что скажешь?

Лоуренс рассмеялся. Хоро сердито впилась ногтями ему в руку. Ее шутка, конечно, была перебором, но и его смех тоже.

Лоуренс успокоил дыхание и ответил:

– Что я скажу? А что ты мне сказала, когда я за тобой вернулся?

Хоро молча отвела глаза. Невероятно… она действительно смутилась.

– Быть может, это всего лишь слух, так что не стоит слишком возбуждаться по этому поводу. Но я не против, если ты захочешь разобраться.

– И если это окажется правдой?

Воистину Мудрая волчица – всегда знает, что надо сказать, чтобы получить желаемое.

Ответ Лоуренса прозвучал так же тихо, как предыдущий.

– Если это окажется правдой, то, возможно, в этот раз мы обожжемся сильнее.

– От моего гнева?

Он закрыл глаза. Когда открыл, увидел, что Коул возбужденно машет им с Хоро рукой. Но тут же, почувствовав настроение, мальчик отвернулся, словно увидел только что нечто, чего не должен был видеть.

– Подобные вещи всегда сопряжены с большим риском – ведь Церковь ставит на кон свою репутацию. Поэтому…

Лоуренс повернулся к Хоро. Коул подглядывал, но им обоим было все равно.

– …речь не просто о вопросах веры. Речь о престиже Церкви. Значение этих костей огромно. Если мы туда влезем, можем обжечься куда сильнее, чем от твоего гнева.

Хоро улыбнулась, потом свободной рукой помахала Коулу. Тот вновь поспешно отвернулся. Хоро медленно опустила руку.

– Честно говоря, мы обсуждаем всего лишь кости. Нет нужды рисковать из-за подобных пустяков.

Ее было видно насквозь. Лоуренс тоже поднял свободную руку, но не помахать, а тюкнуть Хоро по лбу.

– И все же я предпочел бы написать более толстую книгу.

– …Правда?

Лоуренс вполне мог бы считать, что жизнь удалась, если бы прожил достаточно, чтобы умереть от старости… но пройти через настоящее большое приключение было бы куда лучше. Теперь он понимал, почему люди каждый год собираются, чтобы повеселиться на празднике урожая.

– И она должна быть с хорошим концом, согласна?

– Даже если ты окажешься в опасности.

Лоуренс покачал головой. Он уже не был юнцом. У него была жизнь, которую он хотел прожить.

– Конечно, мы должны по возможности избегать опасности.

Гордая улыбка расплылась по лицу Хоро.

– Я Мудрая волчица из Йойтсу.

Лоуренс знал, что это решение просто глупое. Если кости действительно разыскивали и если в этом была замешана Церковь, что мог сделать простой бродячий торговец, чтобы их остановить?

И все же он чувствовал, что просто продолжать спокойное и безопасное путешествие с Хоро будет неправильно. Для хорошего рагу нужны большие куски мяса и много пряностей.

Хоро продолжала улыбаться. Подойдя к Коулу, она постучала ему по голове за то, что подслушивал, затем подтолкнула его в сторону Рагусы. Лоуренс неспешно пошел следом.

Луна смотрела с неба. Холодный воздух дрожал от хохота лодочников. Красивая ночь их совместного путешествия.

Лоуренс сделал глубокий вдох. Разнюхивать насчет костей ему было неинтересно, но скажи он Хоро об этом, она бы лишь разозлилась. Просто ему и без того было о чем волноваться.

– …

Наконец-то Лоуренс нашел повод и дальше идти вперед бок о бок с Хоро. Он не удержался от соблазна молча возблагодарить луну.

Заключительная главаПравить

Рассвело; на лицо Лоуренса легли солнечные лучи. Все уже проснулись… по крайней мере так он думал. Но открыв глаза, обнаружил, что на него легла еще и Хоро.

По привычке она спала, накрывшись одеялом, лишь время от времени высовывая наружу голову, чтобы глотнуть свежего воздуха. Скорее всего, она залезла под одеяло совсем недавно: Лоуренс обнаружил, что ее лицо немного потное. Выглядело оно точь-в-точь как тесто, готовое к отправке в печь. Того гляди поднимется.

Но теперь в лице этом не было ни намека на тревогу. Может, конечно, у Лоуренса слишком разыгралось воображение; но лицо Хоро было более чем просто спокойным. Оно дышало уверенностью, словно говорило: «Я точно знаю, мне будут сниться только добрые сны». Даже обожженные кончики волос походили на медали, врученные герою-рыцарю, выбравшемуся из горящей крепости. Нет, ну это, пожалуй, уже слишком…

Лоуренс улыбнулся и зевнул. Холодная, сухая кожа лица словно надломилось – она ощущалась как тоненькая ледышка. Боль прогнала остатки сна.

Погода была солнечная. Хоро наморщила лицо, хотя глаза оставались закрыты, и убрала голову обратно под одеяло.

После успешного спасения большой лодки Лоуренс думал, что лодочники будут праздновать всю ночь. Но, похоже, они отлично знали свои обязанности. Они понимали всю опасность плавания на лодке после целой ночи пьянства и потому выпили совсем немного, после чего улеглись спать.

Они легли даже раньше, чем просохла их одежда. К счастью, многие лодки везли кожи и шкуры, так что речники вполне могли спать и без одежды. Однако компания голых мужчин, спящих в груде кож и шкур, была просто невероятным зрелищем. Хоро непременно сказала бы «у меня нет слов», и Лоуренс не смог бы не согласиться.

Похоже, спали вообще все – Лоуренс был единственным, кто проснулся. Не из-за холода, не из-за того, что ему удалось поспать в лодке накануне. Просто чутье. Как сказал бы он сам совсем недавно: «Следует ценить каждую секунду времени, ибо это дает шанс получить прибыль». Ему не хватало этого ощущения в последнее время.

И именно так он чувствовал себя сейчас. С рассветом приходят новые возможности для торговли, и если он будет работать усердно, то даже сможет извлечь прибыль. Одна серебряная монета, потом две, потом три… всегда приумножать, никогда не терять… это пьянило.

Сейчас он вновь испытывал это ощущение.

По мере того как путешествие близилось к концу, Лоуренс перестал стремиться вперед. Перестанет ли он ждать рассвета совсем? Он знал, что каждая встреча заканчивается прощанием, но постепенно стал ненавидеть эту мысль. Даже Хоро, Мудрая волчица из Йойтсу, не могла разорвать эту неизбежность.

Но сейчас Лоуренс, обычный человек, нашел способ стряхнуть это угнетающее чувство. Давненько он не пробуждался так рано, и он знал почему. Он нашел повод продолжать идти вперед.

В Ренозе он решил, что в конце путешествия будет улыбаться; и они с Хоро выяснили, где лежит их место назначения. А вчера он выбрал, каким путем они туда попадут.

«Давай попутешествуем спокойно, а потом расстанемся, когда доберемся до Йойтсу. Что скажешь?»

Так его спросила Хоро; но жадный торговец и зловредная волчица просто не могли «попутешествовать спокойно».

Лоуренс витал в облаках, точно ребенок. Он не знал, что его ждет впереди. Если то, что они услышали, было правдой, то Хоро придется тяжко. А это вполне могло быть правдой. Но Лоуренс не считал, что сделал безрассудный выбор, потому что…

Размышления Лоуренса прервало донесшееся из-под одеяла чихание. На постоялых дворах, если люди хотели обсудить что-то втайне, им приходилось ждать, пока все остальные заснут. Сейчас чихание, покашливание и глотающие звуки из-под одеяла давали ясно понять, что Хоро проснулась.

Приподняв край одеяла, Лоуренс увидел, как она трет рукой нос. Почувствовав движение материи, Хоро подняла голову, чтобы оглядеться. Но ее глаза смотрели мягче обычного.

– Ммм… давненько я не просыпалась в таком бодром настроении.

Лоуренс не считал, что сделал безрассудный выбор, потому что Хоро чувствовала ровно то же, что и он. По крайней мере должна была.



– Ты уверен, что вы хотите вернуться?

Когда солнце взошло, лодочники принялись готовиться продолжить свой путь. Рагуса лишь стоял и раздавал приказы. Похоже, это была его награда за деяния минувшей ночи. Возможно, какой-то обычай лодочников.

Но лицо Рагусы, на котором было написано «я герой дня», сразу стало нервным, когда Лоуренс сказал, что он и Хоро возвращаются в Реноз.

– Мы, конечно, застряли здесь на ночь, но сегодня пойдем полным ходом… нагоним потерянное время быстро!

Он встревоженным голосом пытался переубедить Лоуренса, но тот вежливо отказался.

– Мы просто решили не пытаться больше как можно скорее попасть в Кербе. И после этой ночи мы решили вернуться.

– Ох… какая жалость… для меня как для лодочника это просто ужасно, но остановить вас я не могу.

У него было такое лицо, какое, видимо, было бы у Лоуренса, если бы он потерял кошель… Лоуренса даже слегка кольнуло чувство вины. На самом-то деле они не собирались возвращаться в Реноз. Они хотели добраться до Кербе раньше всех. Но Лоуренс вынужден был лгать, ибо способ, каким они туда доберутся, должен был остаться в тайне.

– Хмм… нам сутки понадобятся, чтобы пешком вернуться, да? Ну, конечно, мы признательны тебе за интересную поездку.

Лоуренс говорил дипломатичным тоном, и Рагуса мог лишь чуть улыбнуться и вздохнуть. Это общая черта лодочников – когда надо уступить, они уступают не раздумывая.

– Что ж, ладно. Все встречи заканчиваются прощаниями. И мы, лодочники, соединяющие маленькие городки, когда-нибудь обязательно встречаем тех же торговцев вновь.

Договорив, Рагуса протянул руку. Лодочники пожимают руку своим проезжим дважды: когда те впервые поднимаются на борт и когда расстаются. Пока они вместе в лодке, проезжий вверяет лодочнику свою жизнь и становится его другом.

– Ты прав; к тому же я бродячий торговец… мы непременно встретимся.

Затем Лоуренс повернулся к Коулу.

– Теперь ты, Коул Тот! Хорошенько запомни все, чему я тебя учил!

– Э? А… конечно!

Коул стоял рядом с Рагусой и, похоже, все еще спал на ходу. Чтобы удостовериться, что лодки не снесет течением вновь, его попросили присматривать за ними до утра. И, похоже, он отнесся к этой работе очень ответственно.

Увидев это, Лоуренс решил тишком оплатить остаток стоимости проезда Коула в лодке Рагусы… и дать еще немного сверх. Он сказал Рагусе, чтобы тот передал мальчику деньги, когда они доберутся до Кербе. Этой суммы Коулу должно было хватить примерно на неделю.

– И, господин Рагуса…

– Хмм?

– Не дай ему сбежать.

После этих слов Лоуренса Рагуса расхохотался. Ему еще предстояло завлечь Коула себе в ученики, пока они не приплывут в Кербе. Хотя у Коула и были свои цели, но Рагусе, если он поработает как следует, возможно, и удастся убедить мальчика остаться при нем.

Конечно, сейчас это было уже не его дело, но Лоуренс искренне надеялся, что мальчик сможет встать на ноги… вот почему он нарочно сказал эти слова. Храбрый лодочник улыбнулся, потом снова вздохнул и ответил:

– Слушаюсь! Все в порядке, я же лодочник. Лодочники не обманывают.

Путешественник, начиная свое странствие, держит в голове цель путешествия. Рагуса, несомненно, понимал это лучше, чем кто бы то ни было. Он и Лоуренс посмотрели в глаза друг другу и рассмеялись. Для Лоуренса заводить учеников было еще рановато, но все равно он был немного раздражен тем, как хорошая рыбка уплывает в чужие руки.

– А ты… – Рагуса взял Лоуренса за плечо и притянул к себе, – …постарайся не ссориться со своей спутницей по таким глупым поводам.

Лоуренс оглянулся на Хоро; та смеялась из-под своего капюшона. Потом он перевел взгляд на Коула – мальчик тоже начал смеяться. Лоуренс ощутил, как в нем поднимается раздражение.

– Ладно! Понял, понял!

– Слушай, любовь нельзя купить, так что талант торговца бесполезен, когда речь идет о любви. Всегда это помни!

Это, конечно, было преувеличение, но довольно разумное.

– Запомню. Высеку эти слова прямо на своем сердце.

– Вот и хорошо.

Рагуса наконец отпустил Лоуренса.

– Ладно, так – значит, так. Моя работа – управляться с лодкой, а вовсе не убеждать людей в ней оставаться.

Похоже, его печальное лицо было лишь уловкой. Сейчас его выражение сменилось на «что ж, пора двигаться». Невольно Лоуренс восхитился Рагусой. Это действительно был выдающийся лодочник. Будет ли сам Лоуренс настолько силен через десять-пятнадцать лет?

Он взял Хоро за руку – волчица спокойно кивнула – и попрощался.

– Что ж, всего хорошего.

Они с Хоро развернулись.

– Стойте!

Услышав возглас Коула, они обернулись к нему.

– Хмм?

«Позвольте мне стать вашим учеником!» – если бы Коул это произнес, Лоуренсу трудно было бы взять и уйти.

Коул стоял с закрытым ртом; прошло несколько секунд, и наконец он изрек короткие слова:

– Спасибо, что помогли мне.

Когда Коул впервые увидел Лоуренса, он обратился к нему, назвав «учителем». Теперь его признательность звучала так, словно он и впрямь считал себя учеником Лоуренса.

– Трудись усердно, – коротко ответил Лоуренс и отвернулся. Больше всего ему хотелось обернуться, кинуть еще взгляд. Его душа сражалась сама с собой; в конечном итоге он все же не обернулся. Не стоило спрашивать себя, почему он был в таком состоянии… даже Хоро явно хотелось взглянуть на Коула еще разок.

– Итак, вот мы доберемся вдоль реки до этого порта, и что дальше?

Хоро не глядела на Лоуренса; просто ненатуральным голосом завела новый разговор.

– Это… ну, доберемся до Кербе и поймаем Ив.

Они ведь это и решили минувшей ночью. В чем смысл повторять? Или Хоро просто хочет сменить тему?

– Мы поймаем лису, заберем твои деньги и заставим ее рассказать нам все, что она знает, да?

– Ив работала с Церковью годами. Она знает всю грязь всех городков на этой реке.

– Тогда вполне нормально будет отомстить ей так, как я сочту нужным.

Она не шутила. Лоуренс улыбнулся, напомнив себе мысленно никогда не переходить дорогу Хоро по серьезному поводу.

– Но, ты. Бежать в волчьем обличье под солнышком будет так приятно… Интересно, насколько быстрее я могу туда добраться, чем на лодке.

Поэтому-то они и оставили Рагусу. Лодка будет просто-напросто недостаточно быстра, чтобы угнаться за Ив, а найти скаковых лошадей было бы задачей почти невыполнимой. И они выбрали этот путь.

– А потом, когда мы разнесем гнездышко всей этой компании и вернемся вдоль реки обратно в Реноз, что тогда будем делать?

Несколько секунд Лоуренс молчал; потом взглянул наконец на Хоро и ответил:

– Давай это решим, когда доберемся.

Хоро нахмурилась. Но подобные вещи действительно были не из тех, что можно планировать так далеко вперед.

Лоуренс улыбнулся и высказал, что у него было на уме.

– Вот упрямая…

– Что ты сказал?!

Она даже ответила упрямо. Похоже, она собиралась упорствовать и дальше. Лоуренс хотел сказать ей, что никогда больше не позволит себя обмануть, но прекрасно понимал, что лучше этого не делать. Тогда он сменил тему беседы.

– Знаешь, у тебя на лице было написано, что ты хотела взять Коула с нами.

Хоро надула губы, потом вздохнула.

– Пфф. Я боялась, что тебе будет одиноко, когда я уйду, и потому я хотела найти тебе другого партнера. Раз это оказалось бесполезно, больше я пытаться не буду.

Голос ее звучал бесстрастно, словно она читала скороговорку. Слова были настолько лишены всяких чувств, что не оставляли места для интерпретации. Но Лоуренс ничего не ответил… лишь смотрел на Хоро. Он знал, что она чувствовала на самом деле. И, как он и ожидал, Хоро не выдержала его взгляда.

– Тебя нельзя недооценивать.

Ее выражение лица не изменилось, но Лоуренсу этих слов было достаточно. Хоро перестала наконец упрямиться.

– Не помню, как давно это было… но когда-то, когда я путешествовала, я наткнулась на мальчика и девочку, похожих на него.

– Оо?..

– Они о жизни вообще ничего не знали. Оставлять их одних было опасно, и поэтому я заботилась о них какое-то время, пока мы путешествовали вместе. Это было интересно… и этот малец напомнил мне о тех временах.

Это, должно быть, часть правды… но еще не вся правда.

– Другая причина – я просто люблю таких детишек.

А вот и вторая половина правды.

– Ты не возражаешь?

Хоро кинула на него взгляд, как бы спрашивая, уж не ревнует ли он. Но сам Лоуренс никогда бы в этом не сознался.

Он пожал плечами.

– Если так, почему ты не пригласила его пойти с нами?

– Ну конечно, он не мог пойти с нами.

– Это точно.

В конце концов, они идут навстречу опасности. И другая очевидная причина – если они будут путешествовать вместе, скрыть тайну Хоро будет чрезвычайно трудно.

Ну и последняя причина –

– А какова моя последняя причина?

На этот раз Хоро потребовала ответа. И если Лоуренс не подчинится, она, возможно, перегрызет ему горло.

– Потому что лучше всего, когда мы вдвоем.

Лоуренс произнес эти слова без намека на смущение или вызов, и Хоро не стала смеяться над ним. Если слишком много практиковаться, веселье куда-то уходит… и в любом случае начинать думать об этом еще рано.

Хоро просто взяла его за руку, позволив своему лицу ответить без слов: «Именно так».

– Ты всегда это понимал. Однако…

– Однако?

– Когда мы встретили его впервые, ты сказал, что если он попросит нас о помощи, мы ему поможем, а если не попросит, то не будем. А раз так, то если бы он захотел пойти с нами, мы бы его взяли… а если бы не захотел, то нет.

Лоуренс не знал, что ответить. Он вспомнил выражение лица Коула. Хотел ли мальчик попросить их взять его с собой?

Конечно, Коул знал, что у Лоуренса и Хоро были свои резоны говорить о тех костях. И если кости настоящие, то ему, рожденному недалеко от Йойтсу, это тоже было бы интересно. Если кто-то еще пытается их разыскать, он непременно захочет к этому кому-то присоединиться… вполне естественное желание.

Но Коул колебался, потому что хотел вернуться в школу. И Лоуренс поддержал его в этом решении.

– И все же если бы он просто попросил нас взять его, я бы отказал.

– Э?

Лоуренс противоречил сам себе. Хоро уставилась на него обвиняющим взглядом. Однако в излишней доброжелательности тоже ничего хорошего нет.

– С другой стороны, если бы он сказал что-то вроде того, что убьет себя, если я откажу, тогда бы я еще подумал.

– Ты хочешь сказать, что если он не очень серьезно настроен, ему не следует вмешиваться в наше маленькое свидание?

После секунды молчания Лоуренс ответил:

– Хмм, да, именно так.

– Что еще за пауза?

– Ничего.

Несмотря на пикировку, они по-прежнему шли, держась за руки. Лоуренсу казалось, что Хоро чуть облокачивается на него… что казалось ей, можно было лишь догадываться.

– Ладно… похоже, мы можем немножко ускориться.

Они разом оглянулись. Рагусы, Коула и остальных было уже не видно; одна лишь река Ром медленно текла мимо. Если они пройдут чуть-чуть на север, подальше от дороги, то Хоро сможет перекинуться в волчье обличье безо всякого риска. Лоуренс сжал руку Хоро сильнее и зашагал в сторону севера. Но –

– Что такое?

Хоро внезапно застыла. Лоуренс подумал, что она засомневалась в чем-то, но Хоро глядела вниз по течению с удивленным видом.

– Кто там?

Вообще-то Лоуренс подозревал, «кто там»… он даже немножко хотел этого. Он не очень хорошо знал дороги вблизи городов, но здесь, посреди ничего, дорога должна была быть совершенно безлюдной. И все же маленькая фигурка мчалась прямо к ним. Хоро не шевелилась – просто смотрела, не сводя глаз. Лоуренс кинул взгляд на ее лицо, улыбнулся и вздохнул.

– Ты таки любишь детей.

Ее уши резко дернулись. Такая реакция удивила Лоуренса – как будто он ляпнул что-то не то. Лоуренсу казалось, что он нигде не ошибся, но поди знай.

Хоро к нему не повернулась, но произнесла:

– Ты… а что бы ты сказал, если бы я просто ответила «да»?

Вот это неожиданность.

– Что?

Лоуренс невольно выпустил руку Хоро; но волчица не собиралась его отпускать. Ее рука поймала его, как кошка бабочку. Из-под капюшона сверкнула дерзкая улыбка.

– Да, я люблю детей. И?

– Эм…

Как неосмотрительно с его стороны… она разгадала, что он думает? Хвост Хоро радостно колыхался, но Лоуренс не знал, как защититься… все, что он мог, – попытаться сменить тему. Но прежде чем он успел собраться с мыслями, Хоро продолжила атаку.

– Однако я всего лишь девушка, которая путешествует вместе с тобой. Так что мальчика оставлю на твое попечение.

С этими словами она отпустила руку Лоуренса, оставив того в полном замешательстве. О каком «мальчике» шла речь, было совершенно очевидно… о том, кто со всех ног мчался к ним, о Коуле. И непохоже, чтобы он торопился вернуть им что-то, что они забыли.

Лоуренс откашлялся, пытаясь сбросить замешательство. Хоро откровенно смеялась над ним, так что он решил, что снят с крючка и что она прекратила свою атаку.

– Но если он будет на моем попечении, ты не сможешь принять волчье обличье…

Хоро тяжко вздохнула.

– Вы, самцы, всегда думаете, что вы одни такие особенные.

– …

– Подумай сам. Откуда он родом? Хотя, конечно, остается вопрос, испугается ли он меня.

Лоуренсу не хватило смелости ответить, когда он углядел угрюминку в ее глазах. Едва ли Коул опрометью кинется к Церкви с воплями «одержимая демоном!», но, с учетом его происхождения, вполне может благоговейно рухнуть на колени. Это бы ранило Хоро очень больно, так что Лоуренс, поколебавшись чуть-чуть, произнес:

– Давай сперва выслушаем, что он скажет.

Хоро кивнула.



Наконец Лоуренс услышал топот ног и тяжелое дыхание Коула. Тот несся так, как будто спасал свою жизнь.

Добежав на расстояние, где уже можно было говорить, мальчик остановился. Он трясся, все лицо было в грязи, но ближе он не подходил.

Лоуренс молчал. Если Коул собирался о чем-то молить, сперва он должен был постучать в дверь.

– Это…

Первое испытание он прошел. Он дышал так тяжело, что и этот звук еле сумел выдавить.

– Мы что-то забыли?

Лоуренс нарочно разыграл неведение. Коул закусил губу, предчувствуя, похоже, отказ Лоуренса. Дети обычно рассчитывают, что старшие будут им помогать; но мальчик прошел второе испытание. Он покачал головой.

– У меня к вам просьба.

Голова Хоро под капюшоном шевельнулась – возможно, волчица хотела спрятать лицо получше. Если Коул и впрямь нравился ей настолько, что она более чем просто желала сделать его учеником Лоуренса, то ей трудновато было сохранять спокойствие, глядя, как Лоуренс его испытывает. Но Коул прошел и третье испытание. Он знал, как мало шансов, что его примут, и все же попросил. Он показал, что смел.

– И что? У меня нет денег, чтобы угождать просьбам.

Лоуренс продолжал свое лицедейство, но Коул неотрывно смотрел на него. Лоуренсу безумно хотелось сказать просто: «Ладно, идем с нами». Будь это простая торговая поездка, он бы уже это сказал.

– Нет, нет… это… я…

– Ты… что?

Лоуренс продолжал давить. Коул уставился в землю и сжал кулаки, потом вновь поднял глаза.

– Господин Лоуренс, вы ведь собираетесь отправиться в Люпи, чтобы проверить легенду о боге-волке, правда? Пожалуйста, возьмите меня с собой… пожалуйста!

Продолжая молить, он шагнул вперед. Он был очень убедителен и настолько целеустремлен, что Лоуренсу стало еще труднее не предложить ему стать своим учеником. Лоуренс действительно хотел, чтобы мальчик достиг цели, которую изначально перед собой поставил. И это была самая важная причина, почему он сомневался, что мальчика стоит брать с собой… в конце концов, они собирались проверять очень опасный слух.

– Это может не принести никаких денег.

Лоуренс выбирал слова очень тщательно.

– И это может быть опасно. Не говоря уже о том, что это всего лишь слух – вполне возможно, он просто выдуман.

– Ну и ладно… я не против. И я знаю, что будет опасно. Но я, скорее всего, уже умер бы, если бы вы не спасли меня на реке.

Коул сглотнул. После быстрого бега в такой холодный, сухой день ему, должно быть, очень хочется пить. Лоуренс заподозрил, что именно поэтому он опустил на землю свою рваную котомку. Но тут же он осознал, как сильно ошибался.

– Я верну вам деньги. И еще…

То, что Коул вытащил из котомки, повергло Лоуренса в ступор. Мальчик крепко сжимал это в ладони.

– Т-ты…

Лоуренс не мог найти слов. По лицу Коула казалось, что он разрывался между желаниями заплакать от сожаления и от радости.

– Я не могу вернуться к господину Рагусе.

В руке у мальчика была красная монета. Какая именно – ясно было с одного взгляда. Новенькая монета эни.

Мальчик сжег за собой мосты. И теперь неотрывно глядел на Лоуренса.

– …

Лоуренс выпустил руку Хоро и поскреб в затылке. Он просто не мог отказать Коулу, если тот был настолько решительно настроен. Просто не мог сказать «нет».

Коул добрался до здешних земель после того, как был исключен из школы на юге; а туда он отправился, потому что у него была важная цель. И потому Лоуренс знал, что Коул искренен. Он кинул взгляд на Хоро; та уже смотрела на него, всем видом говоря: «Ну что, закончил его испытывать?»

– Ладно, ладно…

У Лоуренса было ощущение, что он сам вырыл себе могилу. На лице Коула отразилось явственное облегчение. Он поднял руку к груди и чуть выпрямился, как будто только что прошел по канату.

– Однако…

Мальчик вздрогнул.

– Если ты хочешь путешествовать со мной, есть кое-что, что ты должен знать.

Эти слова Лоуренс произнес решительным тоном. Он действительно надеялся, что Коул отправится с ними. В конце концов, мальчик так старательно следил за лодками, чтобы поймать свой шанс украсть эту монету.

– О? Э… эээ?

Взгляд Хоро метнулся вбок. Затем она легким движением руки развязала свой пояс. Сейчас она выглядела такой счастливой. У Лоуренса не было оснований подозревать Коула. Хоро ведь знала, как думают люди, так что, скорее всего, реакцию Коула она уже угадала.

Мальчик не мог понять, зачем она раздевается. Он застыл на месте. Лоуренс подошел к нему и похлопал по плечу, показывая, чтобы он отвернулся. Шорох одежды продолжался; на лице Коула было написано полное смятение, его взгляд прилип к лицу Лоуренса.

«Невинный малец», – подумал Лоуренс. Впрочем, он знал, что сам он столь же невинен в глазах Хоро, так что его чувства даже ему самому было трудно понять.

– Апчхи! – чихнула Хоро. Она выиграла свою ставку.



Реакцию Коула можно было описать лишь как «громко вопил». Да, это было невероятно громко; но в то же время это совсем не походило на панический крик маленького мальчика. Когда Хоро лизнула ему лицо своим громадным языком, Коул шлепнулся наземь. Лишь тогда Лоуренс подобрал слова, которыми можно было бы описать его реакцию. Так ведет себя человек, внезапно повстречавший героя своих мечтаний… да, в точку.

– А ты, похоже, недоволен.

Лоуренс, когда впервые увидел волчье обличье Хоро, был потрясен, он попятился назад от ужаса. Он не имел права говорить что-либо, сколько бы раз она ни тыкалась носом ему в голову.

Успокоившись, Коул обратился к Хоро с просьбой; и та согласилась.

– Щекотно! Ты все еще не наигрался?

Она взмахнула хвостом, и Коул оказался перед ней. Как ни удивительно, но первые его слова, после того как он успокоился, были: «Позвольте мне потрогать ваш хвост!» Хоро тут же принялась играть с ним, отдергивая хвост всякий раз, как мальчик пытался за него ухватиться; она явно была в восторге.

– Ну ладно, похоже, нам суждено путешествовать вместе.

Лоуренс закончил собирать одежду Хоро и упаковывать вещи. Коул повернулся к нему и радостно воскликнул:

– А, э, это, значит, вы меня берете?!

Похоже, увидев богиню во плоти, он мгновенно забыл свою первоначальную цель.

– Эту волчицу ни в коем случае не должна увидеть Церковь. Мы не можем позволить школяру, который учится у Церкви, увидеть ее, а потом просто взять и уйти.

Лоуренс произнес эти слова шутливым тоном и встрепал Коулу волосы.

– И кроме того, ты все-таки перегнул палку, когда украл ту монету…

– …

– Что?

– Это… ну… я на самом деле собирался ее украсть. Очень легко было понять, что количество монет в ящике неправильное.

Лоуренс припомнил рисунок с монетами, который чертил Коул. Похоже, мальчик разгадал загадку монет.

– Меня попросили следить за лодками; и я знал, что вы не позволите мне остаться с вами… но господин Рагуса был так добр. Мне очень не хотелось красть у него, и я поговорил с ним. Я сказал ему, что хочу путешествовать с вами и что надеюсь расплатиться за проезд, решив задачу с монетами.

– Тогда эта монета…

– Господин Рагуса дал ее мне. Но она не из тех ящиков… это его монета, он подарил мне ее на прощание. И –

– И он сказал, чтобы ты сделал вид, что ты ее украл и теперь не можешь вернуться. Так было?

При этих словах Хоро Коул виновато улыбнулся.

– Да.

Рагуса действительно полюбил мальчика… он даже придумал для него такой план. Забавно, что Лоуренс едва ли не прямым текстом дал понять Коулу, что тому лучше всего остаться с Рагусой, если он не собирается возвращаться в школу.

– Ладно, что было, то было. Так или иначе, нам пора трогаться. Сюда кто-то направляется.

Если Хоро увидят чужие, это станет серьезной проблемой, так что Лоуренс и Коул приготовились. Движением головы Хоро пригласила Коула влезть ей на спину первым. Но прежде чем он полез, Лоуренс произнес:

– Кстати, я хочу тебя кое о чем спросить.

Лоуренс был предельно серьезен.

– Перед тем, как мы пошли пешком вдоль реки, что эта волчица сказала тебе на ухо?

Он знал, что Коул не ответит, но хотел прояснить их отношения. Поэтому он говорил с угрозой в голосе, словно давая понять: «Если не скажешь, забудь о путешествии со мной».

– Эээ…

Коул встревоженно посмотрел на Хоро, точно спрашивая разрешения.

– Если ты посмеешь сказать это вслух, не обещаю, что мои зубы будут молчать.

Она скалила зубы, но то явно была улыбка. Глаза Коула прищурились и заблестели. Лоуренс ясно видел, что мальчик ищет скрытый смысл в словах Хоро. Смысл нашелся легко. Мальчик улыбнулся и кивнул.

– Простите, не могу вам сказать.

Ясно было, что он полностью во власти Хоро.

– Ха-ха-ха. Давай, лезь на спину быстрее.

Коул застенчиво потупился, будто прося у Лоуренса прощения. Затем он забрался на спину Хоро. Лоуренс поскреб в затылке и вздохнул, думая об их заговоре.

– Так что ты тогда ему сказала?

Просто невероятно, чтобы волчья морда могла отражать столько эмоций. Она расплылась в лукавой улыбке, из-за зубов выплыло слово:

– Ничего.

Лоуренс пожал плечами и полез на спину волчице. Он догадывался, что если Коул к ним присоединится, они с Хоро частенько будут объединяться против него. Но если бы его спросили, тяготит ли его такое развитие событий, он лишь пожал бы плечами.

– А, и еще одно.

Коул не ожидал, что Лоуренс задаст новый вопрос. Забравшись на спину Хоро, Лоуренс спросил:

– Какой ты  нашел ответ на задачку с монетами?

– Эээ…

Коул почти ответил, но тут Хоро поднялась на ноги.

– Думать следует самостоятельно.

– Что? Ты тоже его нашла?

Лоуренс не верил своим ушам. Хоро обернулась, чтобы посмотреть на него, сидящего у нее на спине, и дернула ушами.

– Нет. Но кое в чем я уверена.

Она двинулась медленно, словно заново привыкая к этому телу. Потом быстрее, еще быстрее. Ее спутникам пришлось зарыться лицами в мех, чтобы не отморозить их на ветру… вот как быстро она бежала.

– Ведь думать о той задачке интереснее, чем говорить со мной?

Это так раздражало. Хоро ускорилась очень резко – явно нарочно. Лоуренс был просто в ярости. Все, что он сейчас мог, – крепко вцепиться в ее мех и опустить голову. Коул прижимался к Хоро рядом с ним, и Лоуренс отчетливо слышал, как он хихикает.

Пейзаж проносился мимо них с такой быстротой, что все казалось размытым. Ветер был просто ледяной. Но Лоуренс улыбнулся в лицо ветру, ибо на сердце у него было тепло.

Пара неожиданным образом превратилась в троицу. Лоуренс знал, что это напоминает, но никогда не осмелился бы произнести это вслух. Ни за что. Может, он напишет это в книге, посвященной их путешествиям, если вообще когда-нибудь решится написать эту книгу. Он бы протащил эту фразу в толстый том тишком… такую фразу ему просто пришлось бы написать.

Трое пустились навстречу приключениям, словно это было упражнение перед каким-то настоящим делом. Но Лоуренс не мог сказать, перед чем именно упражнение. Он спрятал улыбку, чтобы ее не почувствовала Хоро. Ибо путь к их цели был теперь озарен светом надежды.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики